Как проходит смотр русских войск в браунау. Война и мир. Смотр в Браунау (Толстой Лев Н.)

Смотр в Браунау. По страницам

Как проходит смотр русских войск в браунау. Война и мир. Смотр в Браунау (Толстой Лев Н.)

8. НЕОБХОДИМЫЕ ПОЯСНЕНИЯ Преодолев первые главы «Войны и мира» с их французским языком, мы уже не откладываем книгу в сторону. Мы входим в жизнь героев, разделяем ее и не можем от нее оторваться. Но есть страницы, заставляющие нас останавливаться и даже скучать, — на этих страницах Толстой говорит о своем понимании истории, излагает свою философию войны и мира.

Нам представляется странным и непонятным, зачем понадобилось вставлять эти серьезные философские главы в художественное произведение. Разве читателям и без того не ясна и не интересна жизнь героев «Войны и мира»? Толстой не мог обойтись без изложения своих философских взглядов, потому что он был в е л и к и й  р у с с к и й писатель.

Именно так — настоящий писатель всегда испытывает потребность не только показывать читателю жизнь, но и объяснять эту жизнь, и учить жизни. Особенно сильно это стремление у русских писателей. Еще Екатерина II говорила в сердцах, что господин Фонвизин хочет учить ее царствовать, — и это было правдой.

Ломоносов, Фонвизин, Радищев, Державин в своих сочинениях учили простых людей, как им честно жить, а царей — как им правильно и достойно управлять государством. Цари не слушались, но это уже не зависело от писателей. Литература XIX века продолжила и углубила эту традицию. Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Тургенев, Островский, Гончаров, Достоевский — все они своими книгами учили читателей жить.

Все в той или иной степени давали уроки правителям государства; но, кроме того, они учили простых людей тому, что сами открыли, поняли о жизни. Толстой в «Войне и мире» использовал огромный опыт всей русской литературы.

Цель, которую он поставил перед собой, была под силу только неутомимому мыслителю: Тол стой хотел объяснить читателю не жизнь одного человека или группы людей, а жизнь целого народа на протяжении почти двадцати лет. Такая задача требовала громадного напряжения ума — Толстой выработал целую систему взглядов, которую не хотел и не мог держать при себе; он должен был отдать свои мысли читателю.

О чем же думал Толстой, когда писал «Войну и мир»? Он говорил, что в своем романе больше всего любил мысль народную — это очень важное признание.

Что такое русский народ, каков он, как связаны между собой те отдельные люди, из которых он состоит? Кто может направлять эту массу, руководить ею, нужно ли вообще такое руководство? Какими силами движется история и какова роль каждого отдельного человека” в этом движении массы людей — вот какие вопросы больше всего интересовали Толстого.

Поэтому в его романе такое множество людей: отдельных судеб и судеб человеческих коллективов; мы видим мирные и военные будни целых полков; перед нами проходят крестьяне и ополченцы, партизаны, раненые и пленные солдаты, толпа московских мастеровых — судьбы всех этих людей перекрещиваются, рядом с ними оказываются то князь Андрей, то Кутузов, то Пьер, то Петя Ростов, то Наташа — ив нашем сознании возникает грандиозная картина жизни всей России в один из самых значительных моментов ее истории. И сама история оказывается не только прошлым. Для Толстого Наполеон и Александр I, Кутузов и Багратион вовсе не только исторические деятели; они прежде всего люди, со своими человеческими качествами, достоинствами и недостатками. Наполеон в «Войне и мире» не был бы так интересен нам сегодня, если бы Толстой видел в нем только полководца, двинувшего свои войска в Россию и разгромленного нашим народом полтораста лет назад. Наполеон для Толстого — воплощение индивидуализма, человек, уверенный, что он стоит выше других людей и потому ему все позволено; с именем Наполеона Толстой связывает сложнейшие нравственные вопросы. Толстой был против распространенной в его эпоху теории, что история движется мыслями и решениями отдельных выдающихся личностей. По его мнению, развитие истории зависит от множества мелких поступков отдельных людей; поступки эти, соединяясь, образуют события; история движется не волей Наполеона или Александра I, а народными массами, участвующими в исторических событиях. Поэтому Наполеон у него бывает смешон в своем убеждении, что он руководит битвами и ходом истории; а сила Кутузова в том, что он опирается на стихийно выраженную народную волю, учитывает настроение народа. Толстой считал, что жизнью людей управляют постоянные, вечные законы, — объяснить эти законы он не мог, но верил в них. Поэтому его любимые герои иногда оказываются пассивными: Кутузов, например, не вмешивается в ход битвы, а предоставляет событиям идти, как они идут. Мы не можем сегодня полностью принять и разделить философию Толстого, но многое в ней привлекает нас — и, в особенности, призыв прислушиваться к мнению народному. Философская система Толстого трудна для неподготовленного читателя, поэтому не имеет смысла говорить сейчас о всех ее сторонах. Читая следующие главы, мы еще вернем ся к некоторым взглядам Толстого. Сейчас же, заранее, нам важно понять главное: философия Толстого неотделима от жизни Наташи и Пьера, князя Андрея, Долохова, Сони, Денисова и всех остальных, потому что философские взгляды Толстого выросли из его мыслей о жизни людей, о счастье человека, о его долге перед другими людьми и перед землей, на которой он живет.

9. СМОТР В БРАУНАУ

Первая картина войны, которую рисует Толстой, — не сражение, не наступление, не взятие крепости, не оборона даже; первая военная картина — смотр, какой мог бы происходить в мирное время. И с первых же строк, повествующих о войне, даже с первой фразы, Толстой дает понять, что война эта не нужна народу, ни русскому, ни австрийскому: «В октябре 1805 года русские войска занимали села и города эрцгерцогства Австрийского, и еще новые полки приходили из России, отягощая постоем жителей, располагались у крепости Браунау». Кто мог тогда предполагать, что почти через сто лет в этом самом Браунау родится мальчик, чье имя проклянет человечество в двадцатом веке, — Адольф Шикльгрубер. Став взрослым, он возьмет себе фамилию Гитлер и, забыв уроки Наполеона, поведет свои войска в Россию… А пока Браунау — маленький австрийский городок, где находится главная квартира Кутузова и куда собираются русские войска, среди них — пехотный полк, в котором служит разжалованный в солдаты Долохов. У генерала, командира полка, одна забота: «лучше перекланяться, чем недокланяться». Поэтому усталые солдаты после тридцативерстного перехода «не смыкали глаз, всю ночь чинились, чистились»; поэтому такую ярость вызывает у генерала неположенный цвет шинели Долохова; поэтому «звуки усердных , перевирая», повторяют приказ: «Командир третьей роты к генералу! командира к генералу, третьей роты к командиру!..» И, наконец: «Генерала в третью роту!»

Поэтому генерал кричит на командира третьей роты Тимохина, пожилого заслуженного офицера; называет злосчастную шинель Долохова то сарафаном, то казакином; не без юмора замечает: «Что, он в фельдмаршалы разжалован, что ли, или в солдаты?..» — и, распаляясь, утверждаясь в своем гневе, который уже ему самому понравился, останавливается только перед наглым взглядом Долохова и его гордым звучным голосом: «Необязан переносить оскорбления».

Роман Толстого называется «Война и мир», — уже в этом названии контраст, резкое противопоставление будней войны и будней мира; казалось бы, на войне все иначе, все по-другому, чем в мирной жизни, и люди проявят себя здесь не так, как в светских гостиных; выступит иная, лучшая их сущность… Оказывается, ничего подобного. Отчаянный и наглый Долохов остается самим собой; в солдатском строю он тот же, что в разгульной компании Анатоля Курагина. Полковой командир, «плотный и широкий больше от груди к спине, чем от одного плеча к другому», не был нам знаком раньше, но на его месте мы легко можем представить себе знакомого нам князя Василия, — он вел бы себя точно так же, и девиз «лучше перекланяться, чем недокланяться» вполне бы ему подошел. Мы еще не видели, на войне князя Андрея, но не можем себе представить, чтобы он испугался генерала, как Тимохин, или был озабочен переодеванием солдат, как генерал. Зато очень легко представить себе Бориса Друбецкого адъютантом командира полка, выполняющим все его бессмысленные требования… Оказывается, на войне люди проявляют себя так же, как в мирной жизни, — может быть, только ярче выступают их характеры; нет контраста между войной и миром; есть другой контраст: как в мирной жизни, так и на войне одни люди честны, другие — бесчестны и думают не о деле, а о своей выгоде. Полк прошел тысячу верст из России. Солдатские сапоги разбиты; новую обувь должно было доставить австрийское ведомство и не доставило: полкового командира это заботит мало. Полк не готов к боевым действиям, потому что нельзя воевать босиком, но полковой командир хочет показать главнокомандующему как раз обратное: все в порядке, полк готов к войне. Только вот в чем беда: главнокомандующему не этого надо. Кутузов «намеревался показать австрийскому генералу то печальное положение, в котором приходили войска из России». Он-то знает, какое значение имеет обувь; после смотра солдаты скажут о нем: «Не… брат, глазастей тебя, и сапоги и подвертки все оглядел…» Все, что делает и говорит Кутузов, обратно тому, что делает и говорит молодцеватый, несмотря на свою тучность, полковой командир. Кутузов стар; Толстой подчеркивает, что он, «тяжело ступая… опускал ногу с подножки», что голос у него слабый, что шел он «медленно и вяло». Полковой командир тоже немолод, но старается выглядеть молодым; он неестествен — Кутузов прост в каждом движении, «точно какбудто и не было этих двух тысяч людей, которые не дыша смотрели на него и на полкового командира». Тот самый капитан Тимохин, который вызвал гнев полкового командира из-за синей шинели Долохова, привлекает внимание Кутузова: «— А, Тимохин! – сказал главнокомандующий… …в эту минуту обращения к нему главнокомандующего капитан вытянулся так, что, казалось, посмотри на него главнокомандующий еще несколько времени, капитан не выдержал бы; и потому Кутузов, видимо поняв его положение и желая, напротив, всякого добра капитану, поспешно отвернулся. По пухлому, изуродованному раной лицу Кутузова пробежала чуть заметная улыбка. — Еще измаильский товарищ, – сказал он. – Храбрый офицер! Ты доволен им? – спросил Кутузов у полкового командира. И полковой командир… вздрогнул, подошел вперед и отвечал: — Очень доволен, ваше высокопревосходительство». Полковой командир озабочен только одним — всегда одним: не упустить случаявыдвинуться, понравиться начальству, «перекланяться». Недаром «видно было, что онисполнял свои обязанности подчиненного с еще большим наслаждением, чем обязанностиначальника». Что бы ни происходило, он прежде всего думает о том, как он будетвыглядеть в глазах начальства. Где уж ему замечать других людей, где ему понять, чтокапитан Тимохин — храбрый офицер… Кутузов ведь тоже не всегда был главнокомандующим — но и раньше, когда он былмоложе, он умел видеть других людей, понимать подчиненных, поэтому еще с турецкойвойны он запомнил Тимохина. Там, в битве под Измаилом, Кутузов потерял глаз. И Тимохину памятна эта битва: после смотра он ответит полковому командиру, «улыбаясь и раскрывая улыбкой недостаток двух передних зубов, выбитых прикладном под Измаилом». Что же сказал ему полковой командир и что ответил Тимохин? «— Вы на меня не претендуйте, Прохор Игнатьич!.. Служба царская… нельзя…другой раз во фронте оборвешь… Сам извинюсь первый, вы меня знаете… — Помилуйте, генерал, да смею ли я! – отвечал капитан…» Теперь, после милостивого обращения Кутузова с капитаном, генерал обращаетсяк нему по имени и отчеству, почти лебезит перед ним. А Тимохин? «Да смею ли я!..» Онмаленький человек, такой же маленький, как капитан Тушин, с которым мы скоропознакомимся; как Максим Максимыч у Лермонтова. Но на этих маленьких людяхдержится русская армия — в битве под Шенграбеном Тушин и Тимохин определят успехсражения; оба они не боятся неприятеля, но боятся начальства; это понимает Кутузов,поэтому он отвернулся, чтобы не заставлять Тимохина вытягиваться сверх меры. Кутузов не только очень, очень много знает о людях — он понимает их и жалеет,сколько это возможно; он живет не по законам света, и в нашем восприятии он сразуоказывается своим, как Пьер, как Наташа, как князь Андрей, потому что главноеразделение людей в романе, которое подсказывает нам Толстой, — главное разделениетакое: близки и дороги люди искренние и естественные, ненавистны и чужды те, ктофальшивы. Это разделение пройдет через весь роман, и на войне, и в мире оно будетглавным в нашем отношении к людям, с которыми познакомит нас Толстой.

Источник: //literatura5.narod.ru/tolstoy_dolinina-vojna-i-mir3.html

Смотр под Браунау. Анализ эпизода романа Л.Н. Толстого «Война и мир». (Том1, часть2, глава2)

Как проходит смотр русских войск в браунау. Война и мир. Смотр в Браунау (Толстой Лев Н.)

Роман-эпопея Льва Николаевича Толстого «Война и мир» охватывает значительное временное пространство. Все герои связаны с историческими событиями таким образом, что практически в каждом отражаются события, ставшими для отечества судьбоносными.

Именно их глазами мы видим смотры войск, военные советы, подвиги солдат на полях сражений, слышим распоряжения главнокомандующих, видим раненых и убитых, муки и страдания людей, победы и поражения.

Одним из таких моментов является Аустерлицкое сражение, по мнению автора, абсолютно бессмысленное для российской армии и русского народа.

В октябре 1805 года Россия двинула свои полки на запад, на территорию Австрии, чтобы вместе с союзниками выступить против армии Наполеона.

Описывая события 1805–1807 годов, Толстой показывает, что народам эта война была навязана. Русские солдаты, находясь вдали от родины, не понимают цели этой войны, не хотят бессмысленно класть свои жизни.

Эпизод смотра войск в Браунау показал полное расслоение войска на солдат и командиров. Среди рядовых мы видим полное безразличие к предстоящему походу. Кутузов является воплощение мысли народной, он лучше других понимает ненужность этой кампании для России.

Он видит равнодушие союзников к его армии, желание Австрии воевать чужими руками, не жертвуя ничем.

«С вечера, на последнем переходе, был получен приказ, что главнокомандующий будет смотреть полк на походе… И солдаты, после тридцативерстного перехода, не смыкая глаз, всю ночь чинились, чистились… каждый знал свое место, свое дело… на каждом каждая пуговка и ремешок были на своем месте и блестели чистотой».

Только с обувью была катастрофа: «Больше чем у половины людей сапоги были разбиты. Но недостаток этот происходил не от вины полкового командира, так как, несмотря на неоднократные требования, ему не был отпущен товар от австрийского ведомства, а полк прошел тысячу верст».

Полковой командир был доволен подготовкой к смотру. Кутузов напротив хотел показать, насколько не готова русская армия к предстоящему сражению, добивался, чтобы наши войска не принимали участие в этой битве «трёх императоров». Накануне к Кутузову прибыли союзники, требующие соединения с русской армией.

Но Михаил Илларионович считал такое соединение ни в интересах русского войска, свое мнение хотел обосновать плачевным состоянием войск. Для этого создал невыполнимую ситуацию: смотр войска на марше, желая показать плачевное их состояние.

Адъютанты приехали подготовить полк к приезду Кутузова с союзниками и привезли распоряжение — не приводить всё в надлежащий вид, иначе Кутузов будет недоволен.

Полковое начальство было обескуражено, ведь люди уже имели парадный вид, а надо было предстать в шинелях. За полчаса полк опять переоделся в серые шинели, лишь на Долохове, разжалованном в солдаты, была синяя, офицерская, разрешенная ему на марше.

Вскоре подъехавший Кутузов с австрийцами ходил по рядам, ласково разговаривал с офицерами, которых знал с турецкой войны, узнавая простых солдат, приветствуя их по именам. – А, Тимохин! — сказал главнокомандующий, узнавая капитана с красным носом, пострадавшего за синюю шинель.

Казалось, нельзя было вытягиваться больше того, как вытягивался Тимохин Поглядывая на обувь, он несколько раз грустно покачивал головой и указывал на неё австрийскому генералу с таким выражением, что как бы не упрекал в этом никого, но не мог не видеть, как это плохо. Господа свиты разговаривали между собой и смеялись.

Ближе всех к главнокомандующему шли князь Андрей и Несвицкий. Несвицкий едва держался от смеха, возбуждаемого черноватым гусарским офицером, шедшим подле него. Гусарский офицер передразнивал каждое движение полкового командира, идя за его спиной.

После смотра полк двинулся на квартиры, где надеялся отдохнуть и переобуться. Солдаты хвалили Кутузова, который и «кривой», а увидел их разбитую обувь лучше зрячих на оба глаза. И они двинулись вперёд, затянув весёлую строевую песню.

«Главнокомандующий дал знак, чтобы люди продолжали идти вольно, и на его лице и на всех лицах его свиты выразилось удовольствие при звуках песни, при виде пляшущего солдата и весело и бойко идущих солдат роты».

Атмосфера общей радости от такого внимательного отношения Кутузова отразилась в поведении солдат.

В разговоре с союзниками Кутузов старается отстоять интересы русского войска, оттягивая их вступление в бой, объясняя неподготовленностью и усталостью после марша. Автору близка такая позиция главнокомандующего, жалеющего солдат. Кутузов не хочет бессмысленной гибели своих солдат за чужие амбициозные интересы, на чужой земле, но он не волен менять политику, определяемую государем.

Источник: //litera.su/learner/all-works/tolstoy-l-n/look-under-braunau-analysis-of-novel-episode-war-and-peace

�зображение войны 1805–1807 годов

Как проходит смотр русских войск в браунау. Война и мир. Смотр в Браунау (Толстой Лев Н.)

Каждая из частей романа начинается обозначением точных дат. «В июле 1805 года» собирала свой вечер Анна Павловна Шерер (ч.

I), «в октябре 1805 года русские войска занимали села и города эрцгерцогства Австрийского».

�сторический жанр романа требовал предельной достоверности, оттого в тексте так много дат.

Во второй части романа Толстой перешел непосредственно к описанию столкновения России с Западом.

Р’РѕРїСЂРѕСЃ

Как в связи с этим расширяется место действия, и какие новые герои входят в роман?

Ответ

Повествование переносится на поля сражения в Австрию, в роман вливается целый поток новых героев: Александр I, австрийский император Франц, Наполеон; командующие армиями Кутузов, Мак; другие большие военачальники (Багратион, Вейротер); рядовые командиры; штабные офицеры, как Несвицкий и др.; дипломат Билибин, интендант Телянин, врачи в госпитале и, наконец, основная масса – солдаты: и русские, и австрийские, и французские; гусары (полк Денисова), пехота (рота Тимохина), артиллеристы (батарея Тушина), гвардия. Такая многогранность – одна из особенностей стиля Толстого.

Р’РѕРїСЂРѕСЃ

Почему Россия оказалась участницей этой войны?

Ответ

Русское правительство вступило в войну из боязни распространения революционных идей и желания воспрепятствовать захватнической политике Наполеона.

Задание

Толстой очень удачно выбрал для начальных глав о войне сцену смотра в Браунау. Что он покажет? Готова ли к войне русская армия? Считают ли солдаты цели ее справедливыми, понимают ли они их?

Проанализируем сцену, где после смотра солдаты рассуждают о «международной обстановке».

Ответ

�з этой сцены выясняется полнейшее непонимание цели войны и взаимоотношений с союзниками и даже с противником.

Толстой придает сцене подчеркнуто обобщенный характер; в ней нет указания на то, кому принадлежат реплики, нет ни намека на индивидуализацию – просто говорят солдаты.

«Со всех сторон переговаривались солдатские голоса» (там же, гл. II).

Массовая сцена более всего передает общность настроения среди солдат. Но Толстой все время выделяет и крупные первые планы – лица отдельных участников войны, среди них, в первую очередь, – Кутузова.

Назначая смотр в присутствии австрийских генералов, Кутузов хотел убедить последних в том, что русская армия не готова к походу и не должна идти на соединение с армией генерала Мака, как это предписывало ей союзническое командование. Кутузов не считал выгодным для русской армии это соединение и в числе прочих доказательств подчеркивал печальное положение с обувью. После тысячеверстных переходов из России она износилась, а союзническое ведомство не позаботилось отпустить новой для солдат.

Р’РѕРїСЂРѕСЃ

Каково отношение Кутузова к этой войне?

Ответ

Для Кутузова эта война не была священным и необходимым делом. Поэтому его основная цель – удержать армию от вступления в бой.

Р’РѕРїСЂРѕСЃ

Как мог бы поступить в этом случае другой главнокомандующий?

Ответ

Не будь у полководца понимания солдатской массы, не будь он столь опытен, как Кутузов, и, главное, обладай он честолюбием и желанием отличиться (как позднее будет показан Александр I и вся «партия молодых») – русская армия была бы разбита гораздо раньше Аустерлица.

Сцена смотра в Браунау позволяет судить о многих качествах Кутузова как полководца и человека.

Вывод

Анализ сцены в Браунау дает нам следующее: непонимание солдатами целей войны, отрицательное отношение к ней Кутузова, недоверие между союзниками, бездарность австрийского командования, нехватка провианта, общее состояние неразберихи.

Р’РѕРїСЂРѕСЃ

Как сам автор относится к войне?

Ответ

Большое число сцен, раскрывающих отношение Толстого, связано с образом Николая Ростова. Почему именно с ним? Да потому, что он еще не успел стать настоящим военным.

Вот он, обыкновенный молодой человек, впервые будет принимать участие в войне.

Как он ее воспримет – это и будет выражением естественных, непосредственных человеческих взглядов.

Поэтому-то и характерно, что большая часть сцен, иллюстрирующих мысль Толстого о жестокости, бесчеловечности и бессмысленности войны, связана с Николаем Ростовым.

Обратимся к тексту ч. II, гл. IV. Утром перед боем Николай Ростов здоровается с немцем, хозяином дома, в котором он живет.

Эта сцена – ключ к пониманию Толстым проблем мира и войны.

К чему война, как бы говорит эта сцена, если военный и штатский – оба люди, если люди разных наций – братья, если «да здравствует весь мир!».

Доп. пример

Сцена разговоров французских и русских солдат во время перемирия (ч. II, гл. XV). Прочитаем и прокомментируем.

Ответ

Люди везде люди. Человек человека поймет всегда. Человек не должен убивать человека. Война не есть способ решения споров между людьми.

Видя, как падают убитые снарядами солдаты, морщась, «будто от жгучей боли», офицер Несвицкий, друг Андрея Болконского, говорит, что если бы он был царем, то никогда бы не воевал. Так словами одного из героев Толстой еще раз подчеркивает свое осуждение войны.

Вывод

Наблюдая за отношением Толстого к войне, нужно понять главную особенность изображения войны в романе.

Писатель сознательно показывает войну не в романтически-героическом плане, «с развевающимися знаменами и гарцующими генералами»; он акцентирует внимание на «крови, страданиях, смерти» (т. 4, с. 9), сопутствующих будничной страде войны.

Столкновение романтического представления о войне с ее реальным лицом, жестокостью, бесчеловечностью ярко проявляется и в других эпизодах, и особенно в сценах переживаний Николая Ростова в первом бою.

Прочитаем и прокомментируем

Толстой пишет: «Ростов… остановился на мосту, не зная, что ему делать. (Т. I, ч. II, гл. VIII).

В приведенном отрывке важно все: и то, что раньше Ростов воображал сражение как нечто возвышенно-героическое – рубить врагов налету, а на деле оказалось, что нужен жгут соломы, и то, что носилки, стоны раненого, смерть кругом противоречат красоте земли и спокойствию природы. Даже в этом небольшом бою гибнут люди.

Вывод

Противопоставляя красоту мирной природы ужасам войны, Толстой еще раз свидетельствует о своем неприятии войны как способа решения споров между людьми.

Однако не нужно думать, что Толстой был пацифистом.

Тема войны получит новое решение в изображении событий 1812 года, где Толстой по-прежнему, не отказываясь от подчеркивания кровавости войны, утверждает необходимость данной войны. Если на тебя напал враг, если он посягает на твое отечество, на жизнь людей, – бери первую попавшуюся в руки дубину и бей своего врага, потому что он преступник: такова позиция Толстого, существенно отличающаяся от пацифистской.

Р’РѕРїСЂРѕСЃ

Вы, наверное, обратили внимание на сложность построения фразы у Толстого. Откройте II часть IX главу. Прочитаем первое предложение.

Как вы думаете, почему Толстой не стал разбивать эту фразу на несколько простых.

Ответ

Тем самым Толстой передает взаимосвязанность и одновременность действий.

Сложная синтаксическая конструкция, так называемый период, рождается у Толстого тогда, когда ему надо передать ряд взаимосвязанных, часто одновременно происходящих событий.

Периоды в языке Толстого – это принципиальная особенность его стиля. К ней надо привыкнуть, вдуматься, и тогда она поможет войти в толстовский мир.

Чехов давно заметил, что громоздкость фразы Толстого отнюдь не является недостатком. «Это искусство, – писал он, – и оно дается после труда. Эти периоды производят впечатление силы».

Самый стиль Толстого направлен на то, чтобы передать сложность жизненных обстоятельств, в данном случае сложность обстановки, в которую попала русская армия в войне 1805 года.

Литература

Т.Г. Браже. Система уроков по целостному изучению романа «Война и мир». // Л.Н. Толстой в школе М., 1965. – С. 301–323.

Г.Я. Галаган. Л.Н. Толстой. // �стория русской литературы. Том третий. Ленинград: Наука, 1982.

Андрей Ранчин. Лев Николаевич Толстой. // Энциклопедии для детей «Аванта+». Том 9. Русская литература. Часть первая. М., 1999.

Источник: //trassa.narod.ru/lekzia/tolstoy/war1805.htm

Смотр под Браунау (Анализ эпизода из романа Л.Н. Толстого «Война и мир», глава 2, часть вторая, том первый)

Как проходит смотр русских войск в браунау. Война и мир. Смотр в Браунау (Толстой Лев Н.)

/ Сочинения / Толстой Л.Н. / Война и мир / Смотр под Браунау (Анализ эпизода из романа Л.Н. Толстого «Война и мир», глава 2, часть вторая, том первый)

  Скачать сочинение

    Смотром под Браунау Толстой начинает изображение войны 1805 года. В сцене смотра ярко проявляются основные проблемы войны 1805 года, которые будут впоследствии более подробно изображены Толстым.    Еще до самого смотра в лагере русских царит суматоха: никто не знает, в какой форме главнокомандующий хочет видеть солдат.

По принципу: «Лучше перекланяться, чем недокланяться» — солдатом велят надеть парадную форму. Затем поступает приказ, что Кутузов хочет видеть на солдатах походную форму. В результате солдаты, вместо того чтобы отдыхать, всю ночь занимаются своим обмундированием. Наконец приезжает Кутузов.

Все взволнованы: и солдаты, и командиры: -Полковой командир, покраснев, подбежал к лошади, дрожащими руками взялся за стремя, перекинул тело, оправился, вынул шпагу и со счастливым, решительным лицом…приготовился крикнуть». Полковой командир “исполнял свои обязанности подчиненного еще с большим наслаждением, чем обязанности начальника».

Благодаря его стараниям в полку было все хорошо, кроме обуви, которую поставляло австрийское правительство. Вот именно это плачевное состояние обуви русских солдат и хочет показать Кутузов австрийскому генералу, который тоже принимает смотр наравне с Кутузовым.    Главное лицо этого эпизода — Кутузов.

Уже в этой небольшой сцене автор показывает отношение Кутузова к солдатам и боевым офицерам: «Кутузов прошел по рядам, изредка останавливаясь и говоря по нескольку ласковых слов офицерам, которых он знал по турецкой войне, а иногда и солдатам. Поглядывая на обувь, он несколько раз грустно покачивал головой и указывал на нее австрийскому генералу».

Проходя мимо строя, главнокомандующий замечает капитана Тимохина, которого помнит еще по турецкой кампании, и хвалит его за храбрость: «…

В минуту обращения к нему главнокомандующего капитан вытянулся так, что, казалось, посмотри на него главнокомандующий еще несколько времени, капитан не выдержал бы; и потому Кутузов, видимо, поняв его положение и желая, напротив, всякого добра капитану поспешно отвернулся». Солдаты, чувствуя отношение к ним Кутузова, тоже платят ему любовью и уважением.

Они рады воевать с таким главнокомандующим, который понимает все их нужды и чаяния.    по не все разделяют это чувство Толстой противопоставляет отношение к Кутузову Простых солдат и офицеров свиты: свитские офицеры разговаривают друг с другом во время смотра, один из гусарских офицеров, Жерков, передразнивает полкового командира, который совсем этого не заслужил.

Разжалованный Долохов подходит к Кутузову, чтобы напомнить о себе, говорит, что он загладит свою вину и докажет преданность императору и России. Кутузов -отвернулся и поморщился, как будто хотел выразить этим, что все, что ему сказал До-лохов, и все, что он мог сказать ему, он давно, давно знает, что все это прискучило ему и что все это совсем не то, что нужно».

Кутузов прекрасно может различить молчаливую преданность Тимохина, которого в дальнейшем автор сделает одним из героев Шенграбенского сражения, и стремление Долохов любой ценой вернуть себе офицерский чин, потерянный им за свои пьяные выходки и бесчинства. Подлинную цену отношениям между свитскими офицерами можно увидеть в разговоре Жеркова и Долохова.

Жерков когда-то принадлежал к буйному обществу, которым руководил Долохов, но', встретив его за границей разжалованного, сделал “вид, что не замечает, а после того, как Долохов поговорил с Кутузовым, «вошел в милость», Жерков сам подъезжает к нему и начинает разговор.

Никаких искренних чувств у них быть не может, искрение лишь желание возвыситься любой ценой и у одного, и у другого.    Толстой впервые в сцене смотра под Браунау показывает нам солдатский мир, единение всех солдат, которые получили от Кутузова заряд бодрости, веру в победу.

Замечательно изображает автор песенников, ложечника, который, «несмотря на тяжесть амуниции, резво выскочил вперед и пошел задом перед ротой, пошевеливая плечами и угрожая кому-то ложками». Проезжающему Кутузову передается эта радость солдат, их связывает единое чувство. Но Толстой не забывает напомнить нам, что эти замечательные люди идут воевать, отдавать свои жизни, Что сейчас, в данный момент, они веселы и счастливы, но вскоре могут быть искалечены и убиты.

     идея Толстого в описании войны 1805 года-— это ненужность насилия, смерти, автор показывает единение людей, у которых должна быть другая цель, чем уничтожение себе подобных, и сцена смотра под Браунау подтверждает эту мысль.

/ Сочинения / Толстой Л.Н. / Война и мир / Смотр под Браунау (Анализ эпизода из романа Л.Н. Толстого «Война и мир», глава 2, часть вторая, том первый)

Источник: //www.litra.ru/composition/get/coid/00070401184864170810/

Смотр под Браунау (анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого «Война и мир», том 1, часть 2, глава 2)

Как проходит смотр русских войск в браунау. Война и мир. Смотр в Браунау (Толстой Лев Н.)

/ Сочинения / Толстой Л.Н. / Война и мир / Смотр под Браунау (анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого «Война и мир», том 1, часть 2, глава 2)

  Скачать сочинение
Тип: Анализ эпизода

    «Война и мир» Льва Николаевича Толстого – одно из величайших творений 19 века, которое, без сомнения, носит эпохальный характер. Это настоящая эпопея, в которой очень подробно и психологически точно описана жизнь всех слоев общества России в мирное время и во время войны.

Роман можно по праву назвать целой галереей лучших толстовских героев и их антиподов, исторических лиц и представителей народных масс, которые хорошо известны широкому кругу читателей.     Это бессмертное произведение до сих пор притягивает к себе умы и воображение многих людей.

И не только потому, что оно содержит много высоконравственных идей, которых не хватает людям в наше время, но и потому, что огромное количество сюжетных линий, взаимосвязанных между собой, не позволяет с первого прочтения до конца понять и оценить его величие.

    Безусловно, привлекательным для читателя является и талант Льва Николаевича Толстого – психолога, сумевшего тонко подметить и описать особенности психологии общества, семьи, а также войны (чего до него никто так обстоятельно не делал).     Тема войны занимает огромную часть повествовательного полотна романа.

Она раскрывается писателем с поразительно точностью и объективностью, потому что он сам был участником военных действий во время Крымской войны, также проделал колоссальную работу, изучив множество материалов о Великой отечественной войне 1812 года. Именно поэтому существует мнение, что по роману Л.Н.Толстого можно изучать историю этого периода.

    Сюжетно-тематическая линия войны начинается во второй части произведения. Первый военный эпизод посвящен смотру войск под Браунау. Во второй главе разворачивается экспозиция армейской массы – солдат, среднего офицерского состава и штабной аристократии, а на ее фоне выделяется фигура Михаила Илларионовича Кутузова, противопоставленная в некоторой степени австрийскому генералитету.

    Глава начинается с того, что Кутузов и австрийский генерал, а также свита главнокомандующего, состоящая из двадцати человек, прибывает к Браунау, куда подтянулся один из русских полков. Сразу же бросается в глаза контраст: «черные русские» и белый мундир австрийского генерала. Меткое замечание одного из солдат: «А другой-то австриец, с ним [Кутузовым] был, словно, мелом вымазан.

Как мука, белый. Как амуницию чистят!» – дает нам четкое представление об отношении русских к чужому для них генералу. Уже в этих незначительных штрихах намечается одна из сюжетных линий «войны», связанная с противопоставлением русского и австрийского генералитетов.     Из этого эпизода, без сомнения, можно получить представление и об образе Кутузова.

Главнокомандующий русской армии предстает перед нами как человек, близкий по духу к солдатам, понимающий их: «Кутузов прошел по рядам, изредка останавливаясь и говоря по несколько ласковых слов офицерам, которых он знал по Турецкой войне, а иногда и солдатам».

Об этом свидетельствует их сцена с третьей ротой, когда он, остановившись рядом с ней, вспомнил о ее капитане Тимохине, выказав искреннее к нему расположение, назвав его «храбрым офицером». Сцена с Долоховым, разжалованным в солдаты, характеризует Кутузова как человека справедливого, строгого и добродушного.

«Надеюсь, что этот урок тебя исправит, служи хорошенько», – наставляет Долохова главнокомандующий. «И я не забуду тебя, ежели ты заслужишь», – говорит он.     Кутузов предстает в этой главе как отец всех этих солдат. Он заботиться об их подготовленности в плане обмундирования, замечая, что у них проблемы с обувью.

Он радуется вместе с солдатами, когда те распевают песни, пребывая в хорошем настроении после осмотра войск.     В этом эпизоде мы также получаем первое представление о простом люде, солдатах, которые, по сути, были главными героями войны.

Это и строгий, но справедливый полковой командир, и капитан третьей роты Тимохин, который проявит себя настоящим героем, и простые солдаты, рассуждающие о войне. Именно из их разговоров мы узнаем о предстоящих военных действиях: «Теперь пруссак бунтует, австрияк его, значит, усмиряет. Как он замирится, тогда и с Бунапартом война откроется».

    Из разговоров солдат также становится ясно, что любовь Кутузова к ним взаимна. Чувствуется, с каким обожанием отзываются о нем в диалоге о сапогах и подвертках, которые разглядел «глазастый» главнокомандующий.     Кроме фигуры Кутузова в этой же главе появляется и фигура князя Андрея Болконского, одного из главных героев романа. Упоминая о нем, писатель предваряет дальнейшее его участие в военных действиях.     Наконец, в этой же главе Толстой противопоставляет персонажей, которые проявят себя потом как истинные герои, и карьеристов, пользующихся своим положением в обществе, чтобы выслужиться. Таковы Долохов и гусарский корнет Жерков.

    Таким образом, можно сделать вывод, что эпизод смотра войск под Браунау очень важен в цепи военных событий. Здесь берут начало многие сюжетные линии, начинают раскрываться образы исторических деятелей, главных и эпизодических героев романа, также образ народа, которые затем получат дальнейшее развитие на страницах произведения.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Толстой Л.Н. / Война и мир / Смотр под Браунау (анализ эпизода из романа Л.Н.Толстого «Война и мир», том 1, часть 2, глава 2)

Источник: //www.litra.ru/composition/download/coid/00045401184864202193/

Смотр под Браунау (Анализ эпизода из романа Л. Н. Толстого “Война и мир”, глава 2, часть вторая, том первый)

Как проходит смотр русских войск в браунау. Война и мир. Смотр в Браунау (Толстой Лев Н.)

Смотром под Браунау Толстой начинает изображение войны 1805 года. Война эта была России не нужна, молодой император Александр Первый и австрийский император Франц просто демонстрировали свои амбиции, из-за чего проливалась кровь русских солдат.

В сцене смотра ярко проявляются основные проблемы войны 1805 года, которые будут впоследствии более подробно изображены I олстым
Еще до самого смотра в лагере русских царит суматоха: никто не знает, в какой форме главнокомандующий хочет видеть солдат. По принципу: “Лучше перекланяться, чем недокланяться” – солдатам велят надеть парадную форму.

Затем поступает приказ, что Кутузов хочет видеть на солдатах походную форму. В результате солдаты, вместо того чтобы отдыхать, всю ночь занимаются своим обмундированием.

Наконец приезжает Кутузов. Все взволнованы: и солдаты, и командиры: “Полковой командир, покраснев, подбежал к лошади, дрожащими руками взялся за стремя, перекинул тело, оправился, вынул шпагу и со счастливым, решительным лицом…приготовился крикнуть”. Полковой командир “исполнял свои обязанности подчиненного еще с большим наслаждением, чем обязанности начальника”.

Благодаря его стараниям в полку было все хорошо, кроме обуви, которую поставляло австрийское правительство. Вот именно это плачевное состояние обуви русских солдат и хочет показать Кутузов австрийскому генералу, который тоже принимает смотр наравне с Кутузовым.
Кутузов – главное лицо этого эпизода.

Уже в этой небольшой сцене автор показывает отношение Кутузова к солдатам и боевым офицерам: “Кутузов прошел по рядам, изредка останавливаясь и говоря по нескольку ласковых слов офицерам, которых он знал по турецкой войне, а иногда и солдатам.

Поглядывая на обувь, он несколько раз грустно покачивал головой и указывал на нее австрийскому генералу”.

Проходя мимо строя, главнокомандующий замечает капитана Тимохина, которого помнит еще по турецкой кампании, и хвалит его за храбрость: “…В минуту обращения к нему главнокомандующего капитан вытянулся так, что, казалось, посмотри на него главнокомандующий еще несколько времени, капитан не выдержал бы; и потому Кутузов, видимо, поняв его положение и желая, напротив, всякого добра капитану, поспешно отвернулся”. Солдаты, чувствуя отношение к ним Кутузова, тоже платят ему любовью и уважением. Они рады воевать с таким главнокомандующим, который понимает все их нужды и чаяния.
Но отнюдь не все разделяют это чувство. Толстой противопоставляет отношение к Кутузову простых солдат и офицеров свиты: свитские офицеры разговаривают друг с другом во время смотра, один из гусарских офицеров, Жсрков, передразнивает полкового командира, который совсем этого не заслужил. Разжалованный Долохов подходит к Кутузову, чтобы напомнить о себе, говорит, что он загладит свою вину и докажет преданность императору и России.

Кутузов “отвернулся и поморщился, как будто хотел выразить этим, что все, что ему сказал Долохов, и все, что он мог сказать ему, он давно, давно знает, что все это прискучило ему и что все это совсем не то, что нужно”.

Кутузов прекрасно может различить молчаливую преданность Тимохина, которого в дальнейшем автор сделает одним из героев Шенграбенского сражения, и стремление Долохова любой ценой вернуть себе офицерский чин, потерянный им за свои пьяные выходки и бесчинства.

Подлинную цену отношениям между свитскими офицерами можно увидеть в разговоре Жеркова и Долохова.

Жерков когда-то принадлежал к буйному обществу, которым руководил Долохов, но, встретив его за границей разжалованного, сделал вид, что не замечает, а после того, как Долохов поговорил с Кутузовым, “вошел в милость”, Жерков сам подъезжает к нему и начинает разговор.

Никаких искренних чувств у них быть не может, искренне лишь желание возвыситься любой ценой и у одного, и у другого.
Толстой впервые в сцене смотра под Браунау показывает нам солдатский мир, единение всех солдат, которые получили от Кутузова заряд бодрости, веру в победу.

Замечательно изображает автор песенников, ложечника, который, “несмотря на тяжесть амуниции, резво выскочил вперед и пошел задом перед ротой, пошевеливая плечами и угрожая кому-то ложками”.

Проезжающему Кутузову передается эта радость солдат, их связывает единое чувство: “Главнокомандующий дал знак, чтобы люди продолжали идти вольно, и на его лице и на всех лицах его свиты выразилось удовольствие при звуках песни, при виде пляшущего солдата и весело и бойко идущих солдат роты”.

Но Толстой не забывает напомнить нам, что эти замечательные люди идут воевать, отдавать свои жизни, что сейчас, в данный момент, они веселы и счастливы, но вскоре могут быть искалечены и убиты.

идея Толстого в описании войны 1805 года – это ненужность насилия, смерти, автор показывает единение людей,, у которых должна быть другая цель, чем уничтожение себе подобных, и сцена смотра под Браунау подтверждает эту мысль.

Loading…
Смотр под Браунау (Анализ эпизода из романа Л. Н. Толстого “Война и мир”, глава 2, часть вторая, том первый)« Нужно сочинение на тему меня зовут кожа на русском языкеКраткое изложение Глухая пора листопада Давыдов »

Источник: //lit.ukrtvory.ru/smotr-pod-braunau-analiz-epizoda-iz-romana-l-n-tolstogo-vojna-i-mir-glava-2-chast-vtoraya-tom-pervyj/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.