Крузенштерн и Лисянский — Первое русское кругосветное путешествие. Экспедиции русских путешественников

Подготовка и осуществление первого кругосветного плавания на кораблях «надежда» и «нева». научные результаты экспедиции. часть 2

Крузенштерн и Лисянский — Первое русское кругосветное путешествие. Экспедиции русских путешественников

Завершив исследования и приняв на корабль груз Российско-Американской компании, «Нева» вышла в океан и направилась в Кантон, где путешественники должны были встретиться с «Надеждой». Лисянский прокладывал курс там, где раньше еще не проходило ни одно судно. Были осмотрены огромные океанические пространства между 165 и 173° з. д.

Ночью 3 октября на широте 26°43' корабль едва не вылетел на рифы, сев на мель. Утром увидели неизвестный остров, к которому подошли на третий день и высадились на нем. Острову, лежащему под 26°02'48″ с. ш. и 173°42'30″ з. д., по решению команды, дали имя Лисянского. а мель, на которой чуть было не погибли путешественники, назвали Невской.

Вот что писал об острове Лисянский: «Этот остров, кроме явной и неизбежной гибели, ничего не обещает предприимчивому путешественнику. Находясь посреди весьма опасной мели, он лежит почти наравне с поверхностью воды.

Исключая небольшой возвышенности на восточной стороне, он состоит из кораллового песка и покрыт только травой, которой заросли норы, где чайки, фрегаты, утки, кулики и другие птицы выводят своих детей»(1). К востоку от острова Лисянского был открыт еще один коралловый гребень, названный Крузенштерновым (22°15' с. ш. и 175°37' з. д.).

Миновав Марианские острова, прошли южнее острова Тайвань. Лисянский уточнил координаты некоторых островов, проводил гидрографические наблюдения. 21 ноября 1805 г. «Нева» бросила якорь на рейде в Макао. Затем путешественники перешли в гавань Кантона, где их ожидало второе судно — «Надежда».

В результате более чем двухмесячного пребывания в Китае русские путешественники впервые завязали торговые отношения с китайцами по морю, провели целый ряд наблюдений над военными укреплениями, жизнью и бытом китайского населения, его торговыми связями, промышленностью, взаимоотношениями китайцев с европейскими народами и т. д. Лисянский подробно описал город Кантон(2).

Плавание кораблей «Надежда» и «Нева» в Полинезии, по Индийскому и Атлантическому океанам не принесло каких-либо открытий, так как оно совершалось по хорошо известному маршруту. Повседневные метеорологические (над температурой, ветром, давлением воздуха и др.), астрономические и гидрологические наблюдения во время пути доставляли ценный научный материал для географических обобщений о тропическом климате, течениях и других явлениях в океанах.

В июле — августе 1806 г. экспедиция под руководством 11. Ф. Крузенштерна, совершив первое русское кругосветное плавание на кораблях «Надежда» и «Нева», возвратилась в Кронштадт(3). Этой экспедицией было положено начало целому ряду плаваний русских мореходцев «вокруг света». Ее результаты были обобщены в обширных географических произведениях командиров кораблей И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского, а также ученых-естествоиспытателей И. К. Горнера, Г. И. Лангсдорфа, В. Г. Тилезиуса и других ее участников. Большие заслуги в достижении научных результатов экспедиции принадлежат русским офицерам и матросам кораблей, обеспечившим самоотверженным трудом успех экспедиции. Некоторые из них сделали непосредственный вклад в науку, оставив материалы своих наблюдений в картографо-геодезических работах, гидрографических описаниях (Д. Калинин, М. Ратманов, Н. Коробицын, Ф. Шемелин и др.). В 1809—1812 гг. был опубликован обширный труд И. Ф. Крузенштерна: «Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях «Надежда» и «Нева»» (СПб., 1809—1812, 1—3 части) (рис. 3). В 1812 г. вышло в свет сочинение Ю. Ф. Лисянского: «Путешествие вокруг света в 1803, 1804 и 1806 годах на корабле «Нева»» (СПб., 1812, 2 части). К сочинениям Крузенштерна и Лисянского были изданы атласы, в которые входили ценнейшие картографические материалы и различные рисунки, иллюстрирующие описание природы стран, народов и их быта. Впоследствии, наряду с другими материалами мореплавателей, они явились основой для создания монументальных картографических произведений — «Атласа Южного моря» (СПб., ч. I, 1824; ч. II, 1826) И. Ф. Крузенштерна и «Атласа северной части Восточного океана» (СПб., 1826) Г. А. Сарычева.

В 1813 г. Г. И. Лангсдорф издал два тома своих замечаний о кругосветном путешествии на немецком языке(4), некоторые сочинения И. К. Горнера и В. Г. Тилезиуса(5) помещены в третьей части труда И. Ф. Крузенштерна.

Все указанные сочинения представляли большой интерес для географической науки и родственных ей наук — этнографии, зоологии, ботаники и др. Труды Крузенштерна и Лисянского вскоре были переведены на западноевропейские языки и стали достоянием всех культурных народов мира. Русские путешественники, совершившие первое кругосветное плавание, прославили науку не только своими замечательными географическими открытиями, но и тем, что было не менее важным, доставили географической науке новые сведения о малоисследованных странах. Гавайские и Маркизские острова, остров Сахалин и Камчатка, Япония и Китай, северо-западная часть Северной Америки и другие районы, посещенные русскими, получили в работах путешественников подробное географическое описание. Природа, хозяйство, культура и быт населения этих стран оставались до того времени почти совершенно неизвестными. Русские мореплаватели собрали богатые этнографические коллекции, которые вместе с описанием жизни, быта, верований, обычаев и языка представляют большую ценность для изучения народов.

Рис. 3. Титульный лист сочинения И. Ф. Крузенштерна о кругосветном путешествии на корабле «Надежда» в 1803-1806 гг.

Следует отметить, что ежедневное определение места нахождения корабля в океане, метеорологические и другие наблюдения, сведенные Крузенштерном в таблицы(6), явились исключительно богатым и ценным материалом для развития отдельных направлений естествознания и выявления некоторых закономерностей в атмосфере и в океане.

Благодаря более совершенной методике определения географических координат удалось уточнить или определить вновь широту и долготу многих пунктов. Так, только на Сахалине было определено 28 пунктов, на Японских островах — 40, Курильских островах – 12(7).

Наблюдения над морскими течениями (их направлением и скоростью), температурой морской воды на различных глубинах (до 400 м), соленостью и плотностью воды, наблюдения над состоянием моря и его свечением, приливами и отливами дали толчок к развитию специальных океанографических исследований и ускорили формирование новой науки — океанографии. Русским мореплавателям принадлежит ряд существенных открытий и исследований в океанических водах, например, системы течений Японского моря, экваториального противотечения в океанах и другие.

Была дана таблица «степени теплоты воды» в Тихом и Атлантическом океанах па глубинах 50, 100 и 200 саженей. Глубинные измерения делались до этого лишь немногими (Фипс, Ирвинг, Байли, Форстер), они были часто случайными и выполнялись весьма несовершенными методами.

В экспедиции Крузенштерна они велись систематически и с использованием новейшей в то время аппаратуры (в частности, изобретенною незадолго до этой экспедиции максимально-минимального термометра Сикса) и преследовали определенную цель: выяснить закономерности распределения температуры с глубиной. Эта задача была блестяще решена.

Известный советский океанограф Л. Ф.

Рудовиц, проделавший специальное сопоставление показаний температуры воды по наблюдениям цервой русской кругосветной экспедиции с данными, показанными для тех же пунктов (для глубин до 200—400 м) на картах «Морского Атласа» (1953), отмечает, что «измерения первой русской кругосветной экспедиции дали впервые ясное и четкое представление о характере распределений температуры в верхних слоях Мирового океана»(8).

Экспедицией были впервые отмечены основные особенности вертикальной температурной стратификации вод Мирового океана, такие, как наличие (употребляя современную нам терминологию) верхнего, подверженного сезонным колебаниям температуры слоя, слоя скачка температуры и нижележащего слоя с монотонным убыванием температуры воды на глубине.

Тщательно анализируя наблюдения над температурой воды и воздуха во время плавания экспедиции, И. К.

Горнер высказал идеи, очень близкие к современным нам представлениям о теплообмене между морем и атмосферой.

Он утверждал, что «море получает теплоту от воздуха и лучей солнечных» и что «вода не так скоро пропускает теплоту, как воздух, вследствие чего она медленнее переменяет температуру свою, нежели воздух»(9).

Наблюдения над удельным весом морской воды позволили сделать ряд заключений в отношении солености Мирового океана, не потерявших значения по настоящее время. Был, в частности, установлен факт повышенной солености воды в Атлантическом океане по сравнению с Тихим, возрастание солености воды в Атлантическом и Тихом океанах на поверхности в направлении от тропиков к экватору и к более высоким широтам, наличие пониженной солености, по сравнению с океанической, в окраинных морях (Охотском, Японском, Южно-Китайском и др.).

Систематические наблюдения над метеорологическими явлениями имели большое значение для становления климатологии как науки. В то время наблюдения за погодой велись разобщенно, без единой продуманной системы. Русские путешественники ясно поставили задачи (позже об этом говорил А.

Гумбольдт) о проведении систематических, многолетних, метеорологических наблюдений с помощью совершенных и однотипных приборов.

Такие исследования показали бы, по их убеждению, «новые явления в рассуждении движения атмосферы», которые заслуживают внимания еще более и потому, что составляют один из важных этапов «нашего испытания природы, которого явления и перемены могут быть измерены».

«Сим образом,— писал Горнер,— можно было бы, наконец, открыть средства к составлению давно желаемых оснований знания, долженствующего заключить в себе необозримую пользу, имеющую происходить от всеобщей метеорологии земного шара, чего ни миллионы рассеянных неправильных наблюдений, ни соединенные силы метеорологических сообществ доставить нам не могут»(10).

Горнер проводил наблюдения в тропическом поясе над изменением давления через каждый час в течение почти трех месяцев и пришел к утверждению, что «средняя высота барометра зависит и от широты места», от времен года и «от случайных обстоятельств», но не имеет отношения к притяжению небесных тел. Анализ метеорологических наблюдений (температуры, давления и влажности воздуха, направления, продолжительности и силы ветра, облачности, состояния неба и пр.) на обширных пространствах Мирового океана имел большое значение не только для географической науки, но и важное практическое значение для мореплавания. Первое кругосветное плавание русских моряков на кораблях «Надежда» и «Нева» послужило замечательным примером для дальнейших морских путешествий, которые, руководствуясь этим примером, принесли русской географической науке еще большую славу.

В общей сложности было совершено 28 кругосветных плаваний, из них по западному маршруту (вокруг мыса Горн, а затем с Дальнего Востока вокруг мыса Доброй Надежды) — 12 и по восточному (вокруг мыса Доброй Надежды и затем мыса Горн) —16. Названия кораблей и годы плаваний видны из следующей таблицы(11):

В западном направлении (вокруг мыса Горн и затем вокруг мыса Доброй Надежды) 1. «Надежда» (1803—1806) 2. «Нева» (1803-1806) 3. «Рюрик» (1815—1818) 4 «Кутузов» (1816—1819) 5. «Камчатка» (1817—1819) 6. «Предприятие» (1823—1826) 7. «Кроткий» (1825—1827) 8. «Моллер» (1826-1829) 9. «Сенявин» (1826—1829) 10. «Оливуца» (1850—1857) 11. «Аврора» (1853—1857) 12. «Гиляк» (1864—1866) В восточном направлении (вокруг мыса Доброй Надежды и затем вокруг мыса Горн) 1. «Суворов» (1813-1816) 2. «Восток» (1819—1821) 3. «Мирный» (1819—1821) 4. «Открытие» (1819—1822) 5. «Благонамеренный» (1819—1822) 6. «Бородино» (1819—1821) 7. «Аполлон» (1821-1824) 8. «Крейсер» (1822—1825) 9. «Ладога» (1822-1824) 10. «Елена» (1824—1826) 11. «Елена» (1828—1830) 12. «Кроткий» (1828—1830) 13. «Америка» (1831—1833) 14. «Америка» (1834—1836) 15. «Або» (1840—1842) 16. «Двина» (1852—1857) Кроме того, было совершено несколько полукругосветных плаваний. Не все из перечисленных кругосветных и полукругосветных плаваний имели значение для истории географических исследований. Мы останавливаемся лишь на тех экспедициях, которые были снаряжены специально для научных исследований, или хотя и не были научными, но сыграли важную роль в истории географических открытий.

Следует отметить, что русские моряки и ученые, наряду с открытием новых земель и исследованиями физико-географического характера, внесли большой вклад в изучение населения и хозяйства тех стран, которые они посещали.

Этот вопрос не рассматривается в данной работе и может быть предметом специального исследования. Однако необходимо подчеркнуть, что подавляющему большинству русских мореплавателей были свойственны человеколюбие и гуманизм по отношению к народам, стоящим на более низкой ступени развития.

Они вскрывали язвы европейской «цивилизации» в колониях и гневно выступали против произвола и насилия колонизаторов (португальцев, испанцев, североамериканцев и др.) по отношению к неграм и индейцам в Южной и Северной Америке, к местным племенам на островах Тихого океана.

Особенно горячими защитниками этих взглядов были О. Е. Коцебу и В. М. Головнин. (1) Ю. Ф. Лисянский. Путешествие… М., 1947, стр. 222.

(2) Там же, стр. 239—255.

(3) «Нева» прибыла в Кронштадт 22 июля, «Надежда» — 7 августа 1806 г.

(4) A. Langsdorff . Bemerkungen auf einer Reise um die Welt in die Jahren 1803 bis 1807. Frankfurt am Main. 1813.

(5) Большая часть зоологических материалов, собранных Тилезиусом, была передана Академии наук в Петербурге. Замечательны также его зарисовки растений и животных в «Атласе» Крузенштерна. Дневник Тилезиуса «Tagebuch meiner Reise um die Welt…» не опубликован. Он хранится в Архиве Академии наук (Ленинград, ААН, рук. IV, on. I, № 800).

(6) И. Ф. Крузенштерн . Путешествие вокруг света…, ч. III. СПб., 1812.

(7) Там же, ч. III, стр. 398—405.

(8) Л. Ф. Рудовиц . Первое русское кругосветное плавание 1803— 1806 гг. (обзор научных работ).— Труды Гос. океаногр. ин-та, вып. 27 (39). 1954, стр. 6.

(9) И. Горнер . Степень теплоты морской воды в разных глубинах.— В кн.: И. Ф. Крузенштерн . Путешествие вокруг света…, ч. III, стр. 277.

(10) И. Горнер . О колебаниях барометра между тропиками.— В кн.:
И. Ф. Крузенштерн . Путешествие вокруг света…, ч. III. СПб., стр. 241—
242.

(11) Данные заимствованы из работы Н. Н. Зубова . Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов. М., 1954; см. также
Н. А. Ивашинцев . Русские кругосветные путешествия. —Зап. Гидрографического департамента, ч. VII, 1950 (есть отд. издание).

Вперед

Оглавление
Назад

Источник: https://flot.com/publications/books/shelf/explorations/3.htm

Первое русское кругосветное путешествие на кораблях «Нева» и «Надежда»

Крузенштерн и Лисянский — Первое русское кругосветное путешествие. Экспедиции русских путешественников

Первое русское кругосветное путешествие на кораблях «Нева» и «Надежда»

В истории первой половины XIX века известен ряд блестящих географических исследований. Среди них одно из наиболее видных мест принадлежит русским кругосветным путешествиям.

Россия в начале XIX столетия занимает ведущее место в организации и проведении кругосветных плаваний и исследований океанов.

Первое плавание русских кораблей вокруг света под начальством капитан-лейтенантов И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского продолжалось три года, как и большинство кругосветных плаваний того времени. Этим путешествием в 1803 году начинается целая эпоха замечательных русских кругосветных экспедиций.

Ю.Ф. Лисянский получил распоряжение направиться в Англию для покупки двух судов, предназначенных для кругосветного плавания. Эти суда, “Надежда” и “Нева”, Лисянский купил в Лондоне за 22 000 фунтов стерлингов, что составляло почти столько же в золотых рублях по курсу того времени.

https://www.youtube.com/watch?v=gdnjBxC_Y1g

Цена за покупку “Надежды” и “Невы” была собственно равна 17000 фунтов стерлингов, но за исправления их пришлось ещё доплатить 5 000 фунтов. Корабль “Надежда” насчитывал уже три года со дня своего спуска на воду, а “Нева” всего лишь пятнадцать месяцев. “Нева” имела водоизмещение в 350 тонн, а “Надежда” — в 450 тонн.

В Англии Лисянский купил ряд секстантов, лель-компасов, барометров, гигрометр, несколько термометров, один искусственный магнит, хронометры работы Арнольда и Петтивгтона и другое. Хронометры были проверены академиком Шубертом. Все остальные инструменты были работы Траутона.

Астрономические и физические инструменты были предназначены для наблюдения долгот и широт и ориентировки корабля. Лисянский позаботился приобрести целую аптеку лекарств и противоцинготных средств, так как в те времена цинга была одним из наиболее опасных заболеваний во время длительных плаваний.

В Англии было закуплено также снаряжение для экспедиции, в том числе удобная, прочная и соответствующая различным климатическим условиям одежда для команды. Имелся запасный комплект белья и платья. Для каждого из матросов были заказаны тюфяки, подушки, простыни и одеяла. Корабельная провизия была самая лучшая.

Приготовленные в Петербурге сухари не испортились в течение целых двух лет, точно так же, как и солонииа, посол которой отечественной солью был произведён купцом Обломковым. Команда “Надежды” состояла из 58 человек, а “Невы” из 47.

Они были отобраны из матросов-добровольцев, которых оказалось так много, что всех желающих участвовать в кругосветном путешествии могло бы хватить на комплектование нескольких экспедиций. Следует отметить, что никто из членов команды не участвовал в дальних плаваниях, так как в те времена русские корабли не спускались южнее северного тропика.

Задача, которая стояла перед офицерами и командой экспедиции, была нелёгкой. Они должны были пересечь два океана, обогнуть опасный мыс Горн, славившийся своими бурями, подняться до 60° с. ш., посетить ряд мало изученных берегов, где мореплавателей могли ожидать не нанесённые на карту и никем не описанные подводные камни и другие опасности.

Но командование экспедиции было настолько уверено в силах её “офицерского и рядового состава”, что отклонило предложение взять на борт нескольких иностранных матросов, знакомых с условиями дальних плаваний. Из иностранцев в составе экспедиции были естествоиспытатели Тилезиус фон-Тиленау, Лангсдорф и астроном Горнер.

Горнер был швейцарец по происхождению. Он работал в известной в то время Зеебергской обсерватории, руководитель которой рекомендовал его графу Румянцеву. Экспедицию сопровождал также живописец из Академии художеств.

Художник и учёные находились вместе с русским посланником в Японии, Н. П. Резановым, и его свитой на борту большого корабля — “Надежды”. “Надеждой” командовал Крузенштерн. Лисянскому было поручено командование “Невой”.

Хотя командиром “Надежды” и начальником экспедиции по Морскому министерству числился Крузенштерн, но в инструкции, переданной Александром I русскому послу в Японии, Н. П. Резанову, он назывался главным начальником экспедиции. Это двойственное положение было причиной возникновения конфликтных взаимоотношений между Резановым и Крузенштерном.

Поэтому Крузенштерн неоднократно обращался с донесениями в Управление Российско-Американской компании, где писал, что он призван по высочайшему повелению командовать над экспедицией и что “оная вверена Резанову” без его ведения, на что он никогда бы не согласился, что должность его “не состоит только в том, чтобы смотреть за парусами”, и т.

д. Вскоре отношения между Резановым и Крузенштерном обострились настолько, что среди экипажа “Надежды” произошёл бунт.

Русский посланник в Японии, после ряда неприятностей и оскорблений, принуждён был удалиться в свою каюту, из которой он не выходил уже до приезда в Петропавловск-на-Камчатке. Здесь Резанов обратился к генерал-майору Кошелеву, представителю местной административной власти.

Против Крузенштерна было назначено следствие, которое приняло неблагоприятный для него характер. Учитывая положение, Крузенштерн публично извинился перед Резановым и просил Кошелева не давать следствию дальнейшего хода.

Только благодаря любезности Резанова, который решил прекратить дело, Крузенштерн избежал крупных неприятностей, которые могли бы иметь роковое последствие для его карьеры.

Приведенный эпизод показывает, что дисциплина на корабле “Надежда”, которым командовал Крузенштерн, была не на высоте, если такое высокое и облечённое особыми полномочиями лицо, как русский посланник в Японии, мог подвергнуться со стороны экипажа и самого капитана “Надежды” ряду оскорблений.

Не случайно, вероятно, и то обстоятельство, что “Надежда” в течение своего плавания несколько раз находилась в весьма рискованном положении, в то время как “Нева” только один раз села на коралловый риф и притом в таком месте, где его нельзя было ожидать по картам.

Всё это наводит на предположение, что общепринятое представление о ведущей роли Крузенштерна в первом русском кругосветном путешествии не соответствует действительности.

Хотя первую часть пути в Англию, а затем через Атлантический океан в обход мыса Горн корабли должны были совершать вместе, но затем у Сандвичевых (Гавайских) островов они должны были разъединиться. “Надежде”, согласно плану экспедиции, следовало идти на Камчатку, где она должна была оставить свой груз. Затем Крузенштерну следовало отправиться в Японию и доставить туда русского посла Н. П.

Резанова со свитой. После этого “Надежда” должна была снова вернуться на Камчатку, взять груз пушнины и отвезти его в Кантон для продажи. Путь “Невы”, начиная от Гавайских островов, был совершенно иной. Лисянский должен был идти “а северо-запад, к острову Кадьяку, где находилась в то время главная контора Российско-Американской компании.

Здесь предполагалась зимовка “Невы”, а затем она должна была взять груз пушнины и доставить его в Кантон, где была назначена встреча обоих кораблей — “Невы” и “Надежды”. Из Кантона оба корабля должны были направиться в Россию мимо мыса Доброй Надежды.

Этот план был осуществлён, хотя и с отступлениями, вызванными штормами, задолго разъединившими корабли, а также продолжительными остановками для необходимых починок и пополнения продовольствия.

Естествоиспытатели, присутствовавшие на кораблях, собрали ценные ботанические, зоологические и этнографические коллекции, производились наблюдения над морскими течениями, температурой и плотностью воды на глубинах до 400 м, приливами, отливами и колебаниями барометра, систематические астрономические наблюдения для определения долгот и широт и установил координаты целого ряда посещённых экспедиций пунктов, в том числе всех гаваней и островов, где имелись стоянки.

Если особые задания экспедиции в русских колониях были успешно выполнены, то этого нельзя сказать о той части планов экспедиции, которая была связана с организацией посольства в Японию. Посольство Н. П. Резанова не увенчалось успехом. Хотя он и был окружён вниманием и всевозможными знаками почёта и уважения по прибытии в Японию, но завязать торговые отношения с этой страной ему не удалось.

5 августа 1806 года “Нева” благополучно прибыла на Кронштадтский рейд. Грянули пушечные салюты “Невы” и ответные залпы Кронштадтской крепости. Таким образом, “Нева” пробыла в плавании три года и два месяца. 19 августа прибыла “Надежда”, которая находилась в кругосветном плавании на четырнадцать дней дольше, чем “Нева”.

Первое русское кругосветное плавание составило эпоху в истории русского флота и доставило мировой географической науке ряд новых сведений о малоисследованных странах. Целый ряд островов, которые были посещены Лисянским и Крузенштерном, были только незадолго перед тем открыты мореплавателями, и их природа, население, его обычаи, верования и хозяйство оставались почти совершенно неизвестными.

Такими были Сандвичевы (Гавайские) острова, открытые в 1778 году Куком, менее чем за тридцать лет до их посещения русскими моряками. Русские путешественники могли наблюдать жизнь гавайцев в её естественном состоянии, еще не изменённую соприкосновением с европейцами. Мало были изучены и Маркизские и Вашингтоновы острова, а также остров Пасхи.

Неудивительно, что описания русского кругосветного путешествия, сделанные Крузенштерном и Лисянским, возбудили живейший интерес у широкого круга читателей и были переведены на ряд западноевропейских языков. Материалы, собранные во время путешествия “Невы” и “Надежды”, представляли большую ценность для изучения первобытных народов Океании и северной части Тихого океана.

Наши первые русские путешественники наблюдали эти народы в стадии родовых отношений. Они впервые подробно описали своеобразную, древнюю гавайскую культуру с её непреложными законами “табу” и человеческими жертвоприношениями.

Богатые этнографические коллекции, собранные на кораблях “Нева” и “Надежда”, вместе с описаниями обычаев, верований и даже языка островитян Тихого океана, послужили ценными источниками для изучения населяющих тихоокеанские острова народов.

Таким образом, первое русское кругосветное путешествие сыграло большую роль в развитии этнографии. Этому немало способствовала большая наблюдательность и точность описаний наших первых кругосветных путешественников.

Следует отметить, что многочисленные наблюдения над морскими течениями, температурой и плотностью воды, которые производились на кораблях “Надежда” и “Нева”, дали толчок к развитию новой науки — океанографии. До первого русского кругосветного путешествия подобные систематические наблюдения мореплавателями обычно не производились. Русские моряки оказались большими новаторами в этом отношении.

Первое русское кругосветное плавание открывает целую плеяду блестящих кругосветных путешествий, совершенных под русским флагом,

Во время этих путешествий создавались прекрасные кадры моряков, которые приобрели опыт дальнего плавания и высокую квалификацию в сложном для парусного флота искусстве навигации.

Интересно отметить, что один из участников первого русского кругосветного плавания Коцебу, плававший в качестве кадета на корабле “Надежда”, впоследствии сам осуществил не менее интересное кругосветное плавание на корабле “Рюрик”, снаряжённое на средства графа Румянцева.

Экспедицией на кораблях “Нева” и “Надежда” была проложена трасса нового пути в русские североамериканские колонии. Снабжение их необходимым продовольствием и товарами осуществлялось с тех пор морским путём, Эти непрерывные дальние плавания оживили колониальную торговлю и во многих отношениях способствовали развитию североамериканских колоний и освоению Камчатки.

Окрепли морские связи России с Тихим океаном, значительно развилась внешняя торговля. Рядом ценных наблюдений вдоль трасс дальних плаваний первое русское кругосветное путешествие заложило прочную научную основу трудному искусству дальнего мореплавания.

Источник “Командор Резанов”

Модель корабля “Надежда”

Корабль “Надежда”


Закуплена в Англии. В Кронштадте сделаны штульцы и гальюн, подготовлен к кругосветной экспедиции. Водоизмещение 450 т.

Экипаж 58 чел.

Модель: Масштаб 1:50 Размеры: длина 130см ширина 36см высота 97см. Деталей 3020 бук, береза. орех, красное дерево, липа, полистирол, медь, латунь, паруса – лен, нитролак с воском.

Источник: рисунок 1803 -1805 гг. из “Атласа к путешествию вокруг света капитана Крузенштерна” 1813 г.

Источник сайт Владимира Ивановича Зорина “Модели судов и кораблей”

Источник: http://ricolor.org/history/eng/expedition/krugosvet_1/

Началось первое русское кругосветное плавание под руководством И. Ф. Крузенштерна

Крузенштерн и Лисянский — Первое русское кругосветное путешествие. Экспедиции русских путешественников

«Экспедиция наша, казалось мне, возбудила внимание Европы. Удача в первом сего рода опыте была необходима: ибо в противном случае соотечественники мои были бы может быть ещё на долгое время от такого предприятия отвращены; завистники же России, по всему вероятию, порадовались [бы] такой неудаче…»

И. Ф. Крузенштерн

26 июля (7 августа) 1803 г. началось первое русское кругосветное плавание (1803-1806) на двух парусных шлюпах «Надежда» и «Нева» под общим руководством Ивана Фёдоровича Крузенштерна.

Долгое время Крузенштерн активно выступал с записками об организации кругосветных экспедиций из Кронштадта к берегам Камчатки и Северной Америки.

Однако только с приходом к власти императора Александра I и смены руководства Коммерц-коллегии и Морского министерства его проектом заинтересовались морской министр граф Николай Семёнович Мордвинов, министр коммерции граф Николай Петрович Румянцев, а также глава Российско-Американской компании Николай Петрович Резанов, который и ходатайствовал за реализацию идеи Крузенштерна.

В августе 1802 г. Иван Фёдорович Крузенштерн был назначен начальником первой русской кругосветной экспедиции, целью которой была доставка грузов в русские владения в Северной Америке и на Камчатке, установление торговых отношений с Японией и Китаем, исследования тропической части Тихого океана близ русских владений.

Для экспедиции капитан-лейтенантом Юрием Фёдорович Лисянским в Лондоне было приобретено два судна — «Надежда» и «Нева», а также новейшие приборы и снаряжение: морские хронометры, полный набор астрономических и физических инструментов для наблюдений, одежда для команды; закуплены были также лекарства и противоцинготные средства.

В начале июня 1803 г. корабли прибыли в Кронштадт. Командование «Надеждой» принял Крузенштерн, «Невой» — Лисянский. «Надежда» имела водоизмещение 450 т, «Нева» — 370 т.

Экипаж «Надежды» состоял из 58 человек, «Невы» — из 47 человек; команды были отобраны из матросов-добровольцев.

Для научных исследований были приглашены известные германские учёные: астроном Горнер и естествоиспытатели Тилезиус и Лангсдорф.

26 июля (7 августа) 1803 г. шлюпы «Надежда» и «Нева» под командой Крузенштерна и Лисянского покинули Кронштадтский рейд, зашли в Копенгаген, Фалмут, на остров Тенерифе, а затем взяли курс на Бразилию.

После продолжительной стоянки у острова Санта-Катарина (Бразилия) в связи с заменой на «Неве» грот-мачты и фок-мачты, 14 (26) ноября 1803 г. суда впервые в истории русского флота пересекли экватор и направились на юг. 2 февраля (3 марта) 1804 г.

, обогнув мыс Горн, они вступили в Тихий океан, где «Надежда» разлучилась с «Невой» и направилась к Маркизским островам. Здесь корабли вновь соединились и совершили переход к Гавайским островам. Затем «Нева» отправилась к берегам Аляски, а «Надежда» — в Петропавловск-Камчатский.

Во время плавания Крузенштерн исправлял карты, искал острова, существование которых ставилось под сомнение, а во время якорных стоянок занимался съёмкой окрестных берегов.

26 сентября (8 октября) 1804 г. Крузенштерн доставил Резанова в Нагасаки, а в апреле 1805 г., после бесплодных переговоров миссии с японским правительством, вновь отправился на Камчатку.

Во время плавания Крузенштерн снял и нанёс на карту восточный берег Сахалина от залива Анива до мыса Терпения; описал южные берега Камчатки, провёл гидрологические измерения; сделал описания быта, нравов обитателей Сахалина, Камчатки; собрал и систематически изложил сведения о торговле Японии и Китая.

В 1806 г. шлюпы без остановок прошли Индийский океан и, обогнув Африку, вышли в Атлантический океан. Обойдя с севера Великобританию, в июле — августе 1806 г. экспедиция возвратилась в Кронштадт, пробыв в плавании 3 года и 12 дней.

Александр I щедро наградил Крузенштерна, Лисянского и всех участников экспедиции, и в память этого важного события приказал выбить особую медаль.

Описание путешествия и результаты океанологических и этнографических исследований Крузенштерн изложил в трёхтомном труде «Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях “Надежда” и “Нева”» (СПб., 1809-1812). В 1812 г.

вышло в свет сочинение Лисянского: «Путешествие вокруг света в 1803, 1804 и 1806 годах на корабле “Нева”» (СПб., 1812, 2 части).

К сочинениям Крузенштерна и Лисянского были изданы атласы, в которые входили ценнейшие картографические материалы и различные рисунки, иллюстрирующие описание природы стран, народов и их быта.

Плавание «Надежды» и «Невы» послужило началом многочисленных русских кругосветных плаваний в первой половине XIX в., во время которых были сделаны важные географические открытия и выполнены ценные научные наблюдения.

Лит.: Есаков В. А., Плахотник А. Ф., Алексеев А. И. Русские океанические и морские исследования в XIX — начале XX в. М., 1964; Ивашинцев Н. Русские кругосветные путешествия. Записки Гидрографического департамента Ч. 7-8. СПб., 1849-1850; Комаров В. Первое русское кругосветное плавание // Наука и жизнь. 1940.

№ 5; Начало наших кругосветных плаваний. Записки Гидрографического департамента. Ч. 7. СПб., 1850; Невский В. В. Первое путешествие россиян вокруг света. М., 1951; Нозиков Н. Русские кругосветные мореплаватели. М.; Л., 1941; Пасецкий В. М. Очарованный надеждой. Л.

, 1970; Список кораблей, участвовавших в кругосветных плаваниях // «Северная пчела». 1851. № 106-1108.

См. также в Президентской библиотеке:

Адмирал И. Ф. Крузенштерн, первый русский плаватель вокруг света. СПб., 1873;

Инструкция Главного правления Российско-Американской компании начальнику первой русской кругосветной экспедиции капитан-лейтенанту И. Ф. Крузенштерну [Документ] : 29 мая 1803 г. Л. 1-13. (Фонд Санкт-Петербургский. Главный архив, I-7. Опись № 6, 1802 г. ; Д. 1, п. 27);

Крузенштерн И. Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 гг. на кораблях «Надежда» и «Нева». Ч. 1. СПб., 1809.

Источник: https://www.prlib.ru/history/619441

Первая российская кругосветка 1803-1806 Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского

Крузенштерн и Лисянский — Первое русское кругосветное путешествие. Экспедиции русских путешественников

Цель экспедиции

Совершить первое кругосветное плавание в истории российского флота. Доставить-забрать товары из Русской Америки. Установить дипломатические контакты с Японией.

Показать выгодность прямой торговли мехами из Русской Америки в Китай. Доказать выгоду морского пути из Русской Америки в Петербург в сравнении с наземным.

Провести различные географические наблюдения и научные исследования по маршруту экспедиции.  

Состав экспедиции

Корабли:

Трёхмачтовый шлюп «Надежда», водоизмещением 450 тонн, длиной 35 метров. Приобретен в Англии специально для экспедиции. Корабль был не новый, однако вынес все трудности кругосветного плавания.

Трёхмачтовый шлюп «Нева», водоизмещение 370 тонн. Куплен там же специально для экспедиции. Вынес все трудности кругосветного плавания, после был первым российским кораблем, посетившим Австралию в 1807 г.

Император Александр I лично осмотрел оба шлюпа и разрешил поднять на них военные флаги Российской империи. одного из кораблей император принял на свой счет, а расходы по эксплуатации другого взяла на себя Российско-Американская компания и один из основных вдохновителей экспедиции граф Н.П.Румянцев. Какой корабль кто взял – не уточняется.

Личный состав

Начальник экспедиции Крузенштерн Иван Федорович.

Возраст на момент старта – 32 года.

Он же капитан флагмана экспедиции шлюпа «Надежда».

На борту «Надежды» находились:

  • мичманы Фаддей Беллинсгаузен и Отто Коцебу, впоследствии прославившие русский флот своими экспедициями

  • посол Резанов Николай Петрович (для установления дипотношений с Японией) и его свита

  • ученые Горнер, Тилезиус и Лангсдорф, художник Курлянцев

  • загадочным образом в экспедицию попал и известный скандалист и дуэлянт граф Федор Толстой, вошедший в историю как Толстой-Американец

Матросы все до одного были русские – таково было условие Крузенштерна.

Общая численность команды 65 человек.

Шлюп «Нева»:

Командир – Лисянский Юрий Федорович.

Возраст на момент старта – 30 лет.

Общая численность команды корабля – 54 человека. 

В трюмах обоих судов находилось железные изделия, спирт, оружие, порох, и много других вещей для поставки в Русскую Америку и на Камчатку.

Старт первой русской кругосветной экспедиции

Экспедиция вышла из Кронштадта 26 июля (7 августа) 1803 года. По дороге зашли в Копенгаген, затем в небольшой английский порт Фалмут, где еще раз проконопатили корабли.

Канарские острова

Экспедиция подошла к архипелагу 19 октября 1803 года. В гавани Санта-Крус простояли неделю и 26 октября взяли курс на юг.

Экватор

26 ноября 1803 года корабли под российским флагом «Надежда» и «Нева» впервые пересекли экватор и попали в Южное полушарие. По морской традиции был устроен праздник Нептуна.

Южная Америка

Берега Бразилии показались 18 декабря 1803. Остановились в гавани города Дестеро, где простояли полтора месяца для ремонта грот-мачты «Невы».  Только 4 февраля 1804 г. оба судна двинулись дальше к югу вдоль южноамериканских берегов.

Мыс Горн

Перед тем, как обогнуть мыс Горн, Крузенштерн и Лисянский договорились о месте встречи, так как оба понимали, что в этом месте корабли легко разметает непогода. Первый вариант встречи был остров Пасхи, запасной – остров Нукагива. «Надежда» благополучно обогнула мыс Горн и 3 марта 1804 вышла в Тихий океан.  

Нукагива

Остров Пасхи проскочили при сильных ветрах, поэтому Крузенштерн пошел прямо к запасному месту встречи острову Нукагива, куда прибыл 7 мая 1804 года. По дороге были нанесены на карту  острова Фетуга и Уагуга из группы Маркизских. 10 мая к Нукагиве подошла и «Нева». Через неделю оба корабля отчалили в направлении Гавайских островов.

Экватор

Уже в Тихом океане пересекли еще раз 25 мая 1804 года.

Гавайские острова

К ним корабли приблизились 7 июня 1804 года. Здесь им предстояло расстаться. «Нева» с грузом товаров для Российско-Американской компании пошла в сторону Аляски, к острову Кодьяк.

«Надежда» взяла курс на Камчатку, откуда нужно было сходить с посольством в Японию и исследовать остров Сахалин.

Встреча обоих кораблей предстояла теперь только в Макао в сентябре 1805 года, куда «Надежда» подойдет по завершении дипломатической миссии, а «Нева» – с грузом мехов из Русской Америки.

Путешествие «Надежды»

Камчатка

В Авачинскую бухту «Надежда» вошла 14 июля 1804 г. Население Петропавловска тогда составляло около 200 человек.

Сюда из Нижнекамчатска (тогдашней столица полуострова) прибыл губернатор генерал Кошелев, который всячески содействовал починке корабля и подготовке к визиту в Японию.

Экспедицию оставили врач и художник, и принудительно «списали на берег» скандалиста Толстого. 30 августа 1804 г. «Надежда» взяла курс на Японию.

Япония

Из истории Японии известно, что любым иностранным кораблям был запрещен вход в японские порты. А жителям островов восходящего солнца было строжайше запрещено контактировать с иностранцами. Такая принудительная самоизоляция спасла Японию от возможной колонизации и торговой экспансии со стороны европейцев, а также способствовала сохранению ее самобытности.

Только купцам голландской Ост-Индской компании было позволено вести торговлю в порту Нагасаки – самой южной точке страны. Голландцы монопольно вели торговлю с Японией и не пускали конкурентов в свои владения, скрывали морские карты с координатами и тп.. Поэтому Крузенштерну пришлось вести «Надежду» до Нагасаки почти наугад, попутно ведя съемку японских берегов.

В Нагасаки

В гавань Нагасаки корабль Крузенштерна с послом Резановым вошел 8 октября 1804 года. На борту у русских было несколько японцев, когда-то попавших к русским в результате крушения, и которых экспедиция везла с собой в качестве переводчиков.

На корабль зашел японский представитель, расспросил ху-ис-ху, мол откуда и зачем прибыли. Потом японский лоцман помог «Надежде» войти в гавань, где и бросили якорь. В гавани стояли только японские, китайские и голландские корабли.

Переговоры с японцами

Эта тема заслуживает отдельного рассказа и отдельной статьи. Скажем только, что японцы «промурыжили» русскую «дипмиссию» в порту Нагасаки до 18 апреля 1805 года – пять с половиной месяцев! И Крузенштерну с Резановым пришлось уйти восвояси несолоно хлебавши.

Японский император долго «выдерживал паузу», потом ответил через своих чиновников, что никаких договоров с русскими не будет, и подарки русского императора – несколько огромных зеркал в дорогой оправе – он принять не может. Дескать, Япония не в состоянии равноценно отблагодарить императора русских в силу своей бедности.  Смех, да и только! Либо тут хорошо поработали голландцы, либо японцы сами не хотели никаких контактов с Россией.

Правда, японская администрация все время нахождения корабля в порту снабжала его продовольствием. И нагрузила на дорогу едой, водой и большим количеством соли совершенно бесплатно. При этом Крузенштерну категорически запретили возвращаться вдоль западного берега Японии.

Возвращение «Надежды» на Камчатку

Выйдя из японского «плена», Крузенштерн решил наплевать на запрет японцев и пошел именно вдоль западного берега, нанося его на карту.

В море он был сам себе хозяин и никого не боялся – прошлый боевой опыт давал ему на это все основания. Он несколько раз приставал к берегу и сколько мог ближе знакомился с этой загадочной страной.

Удалось установить контакты с айнами – жителями северного японского острова Хоккайдо.

Сахалин

В залив Аниву на юге Сахалина «Надежда» вошла 14 мая 1805 г. Здесь тоже жили айны и командовала японская администрация. Крузенштерн был настроен исследовать Сахалин подробнее, но Резанов настаивал на скорейшем возвращении на Камчатку, чтобы доложить в Петербург о результатах своего «посольства».

Камчатка

5-го июня «Надежда» вернулась в Петропавловск-Камчатский. Резанов сошел на берег, отправил отчет в столицу, а сам на купеческом судне отбыл в Русскую Америку на Аляску. 5-го июля 1805 г.

 «Надежда» снова вышла в море и взяла курс на  Сахалин. Но Крузенштерну не удалось обойти Сахалин «кругом» и определить, остров это или полуостров. 30-го августа команда «Надежды» в третий раз вошла в Авачинскую бухту Петропавловска.

Крузенштерн стал готовиться к походу в Макао.

Макао

Это название португальской колонии-крепости-порта на китайском побережье. Выйдя из Петропавловска 9 октября 1805 г. «Надежда» 20 ноября была в Макао. «Невы» не было видно нигде.

Источник: http://tur-plus.ru/kruzenshtern/kruzenshtern-krugosvet.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.