Первое русское кругосветное плавание — экспедиция Крузенштерна и Лисянского

Первая российская кругосветка 1803-1806 Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского

Первое русское кругосветное плавание — экспедиция Крузенштерна и Лисянского

Цель экспедиции

Совершить первое кругосветное плавание в истории российского флота. Доставить-забрать товары из Русской Америки. Установить дипломатические контакты с Японией.

Показать выгодность прямой торговли мехами из Русской Америки в Китай. Доказать выгоду морского пути из Русской Америки в Петербург в сравнении с наземным.

Провести различные географические наблюдения и научные исследования по маршруту экспедиции.  

Состав экспедиции

Корабли:

Трёхмачтовый шлюп «Надежда», водоизмещением 450 тонн, длиной 35 метров. Приобретен в Англии специально для экспедиции. Корабль был не новый, однако вынес все трудности кругосветного плавания.

Трёхмачтовый шлюп «Нева», водоизмещение 370 тонн. Куплен там же специально для экспедиции. Вынес все трудности кругосветного плавания, после был первым российским кораблем, посетившим Австралию в 1807 г.

Император Александр I лично осмотрел оба шлюпа и разрешил поднять на них военные флаги Российской империи. одного из кораблей император принял на свой счет, а расходы по эксплуатации другого взяла на себя Российско-Американская компания и один из основных вдохновителей экспедиции граф Н.П.Румянцев. Какой корабль кто взял – не уточняется.

Личный состав

Начальник экспедиции Крузенштерн Иван Федорович.

Возраст на момент старта – 32 года.

Он же капитан флагмана экспедиции шлюпа «Надежда».

На борту «Надежды» находились:

  • мичманы Фаддей Беллинсгаузен и Отто Коцебу, впоследствии прославившие русский флот своими экспедициями
  • посол Резанов Николай Петрович (для установления дипотношений с Японией) и его свита
  • ученые Горнер, Тилезиус и Лангсдорф, художник Курлянцев
  • загадочным образом в экспедицию попал и известный скандалист и дуэлянт граф Федор Толстой, вошедший в историю как Толстой-Американец

Матросы все до одного были русские – таково было условие Крузенштерна.

Общая численность команды 65 человек.

Шлюп «Нева»:

Командир – Лисянский Юрий Федорович.

Возраст на момент старта – 30 лет.

Общая численность команды корабля – 54 человека. 

В трюмах обоих судов находилось железные изделия, спирт, оружие, порох, и много других вещей для поставки в Русскую Америку и на Камчатку.

Старт первой русской кругосветной экспедиции

Экспедиция вышла из Кронштадта 26 июля (7 августа) 1803 года. По дороге зашли в Копенгаген, затем в небольшой английский порт Фалмут, где еще раз проконопатили корабли.

Канарские острова

Экспедиция подошла к архипелагу 19 октября 1803 года. В гавани Санта-Крус простояли неделю и 26 октября взяли курс на юг.

Экватор

26 ноября 1803 года корабли под российским флагом «Надежда» и «Нева» впервые пересекли экватор и попали в Южное полушарие. По морской традиции был устроен праздник Нептуна.

Южная Америка

Берега Бразилии показались 18 декабря 1803. Остановились в гавани города Дестеро, где простояли полтора месяца для ремонта грот-мачты «Невы».  Только 4 февраля 1804 г. оба судна двинулись дальше к югу вдоль южноамериканских берегов.

Мыс Горн

Перед тем, как обогнуть мыс Горн, Крузенштерн и Лисянский договорились о месте встречи, так как оба понимали, что в этом месте корабли легко разметает непогода. Первый вариант встречи был остров Пасхи, запасной – остров Нукагива. «Надежда» благополучно обогнула мыс Горн и 3 марта 1804 вышла в Тихий океан.  

Нукагива

Остров Пасхи проскочили при сильных ветрах, поэтому Крузенштерн пошел прямо к запасному месту встречи острову Нукагива, куда прибыл 7 мая 1804 года. По дороге были нанесены на карту  острова Фетуга и Уагуга из группы Маркизских. 10 мая к Нукагиве подошла и «Нева». Через неделю оба корабля отчалили в направлении Гавайских островов.

Экватор

Уже в Тихом океане пересекли еще раз 25 мая 1804 года.

Гавайские острова

К ним корабли приблизились 7 июня 1804 года. Здесь им предстояло расстаться. «Нева» с грузом товаров для Российско-Американской компании пошла в сторону Аляски, к острову Кодьяк.

«Надежда» взяла курс на Камчатку, откуда нужно было сходить с посольством в Японию и исследовать остров Сахалин.

Встреча обоих кораблей предстояла теперь только в Макао в сентябре 1805 года, куда «Надежда» подойдет по завершении дипломатической миссии, а «Нева» – с грузом мехов из Русской Америки.

Путешествие «Надежды»

Камчатка

В Авачинскую бухту «Надежда» вошла 14 июля 1804 г. Население Петропавловска тогда составляло около 200 человек.

Сюда из Нижнекамчатска (тогдашней столица полуострова) прибыл губернатор генерал Кошелев, который всячески содействовал починке корабля и подготовке к визиту в Японию.

Экспедицию оставили врач и художник, и принудительно «списали на берег» скандалиста Толстого. 30 августа 1804 г. «Надежда» взяла курс на Японию.

Япония

Из истории Японии известно, что любым иностранным кораблям был запрещен вход в японские порты. А жителям островов восходящего солнца было строжайше запрещено контактировать с иностранцами. Такая принудительная самоизоляция спасла Японию от возможной колонизации и торговой экспансии со стороны европейцев, а также способствовала сохранению ее самобытности.

Только купцам голландской Ост-Индской компании было позволено вести торговлю в порту Нагасаки – самой южной точке страны. Голландцы монопольно вели торговлю с Японией и не пускали конкурентов в свои владения, скрывали морские карты с координатами и тп.. Поэтому Крузенштерну пришлось вести «Надежду» до Нагасаки почти наугад, попутно ведя съемку японских берегов.

В Нагасаки

В гавань Нагасаки корабль Крузенштерна с послом Резановым вошел 8 октября 1804 года. На борту у русских было несколько японцев, когда-то попавших к русским в результате крушения, и которых экспедиция везла с собой в качестве переводчиков.

На корабль зашел японский представитель, расспросил ху-ис-ху, мол откуда и зачем прибыли. Потом японский лоцман помог «Надежде» войти в гавань, где и бросили якорь. В гавани стояли только японские, китайские и голландские корабли.

Переговоры с японцами

Эта тема заслуживает отдельного рассказа и отдельной статьи. Скажем только, что японцы «промурыжили» русскую «дипмиссию» в порту Нагасаки до 18 апреля 1805 года – пять с половиной месяцев! И Крузенштерну с Резановым пришлось уйти восвояси несолоно хлебавши.

Японский император долго «выдерживал паузу», потом ответил через своих чиновников, что никаких договоров с русскими не будет, и подарки русского императора – несколько огромных зеркал в дорогой оправе – он принять не может. Дескать, Япония не в состоянии равноценно отблагодарить императора русских в силу своей бедности.  Смех, да и только! Либо тут хорошо поработали голландцы, либо японцы сами не хотели никаких контактов с Россией.

Правда, японская администрация все время нахождения корабля в порту снабжала его продовольствием. И нагрузила на дорогу едой, водой и большим количеством соли совершенно бесплатно. При этом Крузенштерну категорически запретили возвращаться вдоль западного берега Японии.

Возвращение «Надежды» на Камчатку

Выйдя из японского «плена», Крузенштерн решил наплевать на запрет японцев и пошел именно вдоль западного берега, нанося его на карту.

В море он был сам себе хозяин и никого не боялся – прошлый боевой опыт давал ему на это все основания. Он несколько раз приставал к берегу и сколько мог ближе знакомился с этой загадочной страной.

Удалось установить контакты с айнами – жителями северного японского острова Хоккайдо.

Сахалин

В залив Аниву на юге Сахалина «Надежда» вошла 14 мая 1805 г. Здесь тоже жили айны и командовала японская администрация. Крузенштерн был настроен исследовать Сахалин подробнее, но Резанов настаивал на скорейшем возвращении на Камчатку, чтобы доложить в Петербург о результатах своего «посольства».

Камчатка

5-го июня «Надежда» вернулась в Петропавловск-Камчатский. Резанов сошел на берег, отправил отчет в столицу, а сам на купеческом судне отбыл в Русскую Америку на Аляску. 5-го июля 1805 г.

 «Надежда» снова вышла в море и взяла курс на  Сахалин. Но Крузенштерну не удалось обойти Сахалин «кругом» и определить, остров это или полуостров. 30-го августа команда «Надежды» в третий раз вошла в Авачинскую бухту Петропавловска.

Крузенштерн стал готовиться к походу в Макао.

Макао

Это название португальской колонии-крепости-порта на китайском побережье. Выйдя из Петропавловска 9 октября 1805 г. «Надежда» 20 ноября была в Макао. «Невы» не было видно нигде.

Источник: http://tur-plus.ru/kruzenshtern/kruzenshtern-krugosvet.htm

Первое русское кругосветное путешествие на кораблях «Нева» и «Надежда»

Первое русское кругосветное плавание — экспедиция Крузенштерна и Лисянского

Первое русское кругосветное путешествие на кораблях «Нева» и «Надежда»

В истории первой половины XIX века известен ряд блестящих географических исследований. Среди них одно из наиболее видных мест принадлежит русским кругосветным путешествиям.

Россия в начале XIX столетия занимает ведущее место в организации и проведении кругосветных плаваний и исследований океанов.

Первое плавание русских кораблей вокруг света под начальством капитан-лейтенантов И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского продолжалось три года, как и большинство кругосветных плаваний того времени. Этим путешествием в 1803 году начинается целая эпоха замечательных русских кругосветных экспедиций.

Ю.Ф. Лисянский получил распоряжение направиться в Англию для покупки двух судов, предназначенных для кругосветного плавания. Эти суда, “Надежда” и “Нева”, Лисянский купил в Лондоне за 22 000 фунтов стерлингов, что составляло почти столько же в золотых рублях по курсу того времени.

Цена за покупку “Надежды” и “Невы” была собственно равна 17000 фунтов стерлингов, но за исправления их пришлось ещё доплатить 5 000 фунтов. Корабль “Надежда” насчитывал уже три года со дня своего спуска на воду, а “Нева” всего лишь пятнадцать месяцев. “Нева” имела водоизмещение в 350 тонн, а “Надежда” — в 450 тонн.

В Англии Лисянский купил ряд секстантов, лель-компасов, барометров, гигрометр, несколько термометров, один искусственный магнит, хронометры работы Арнольда и Петтивгтона и другое. Хронометры были проверены академиком Шубертом. Все остальные инструменты были работы Траутона.

Астрономические и физические инструменты были предназначены для наблюдения долгот и широт и ориентировки корабля. Лисянский позаботился приобрести целую аптеку лекарств и противоцинготных средств, так как в те времена цинга была одним из наиболее опасных заболеваний во время длительных плаваний.

В Англии было закуплено также снаряжение для экспедиции, в том числе удобная, прочная и соответствующая различным климатическим условиям одежда для команды. Имелся запасный комплект белья и платья. Для каждого из матросов были заказаны тюфяки, подушки, простыни и одеяла. Корабельная провизия была самая лучшая.

Приготовленные в Петербурге сухари не испортились в течение целых двух лет, точно так же, как и солонииа, посол которой отечественной солью был произведён купцом Обломковым. Команда “Надежды” состояла из 58 человек, а “Невы” из 47.

Они были отобраны из матросов-добровольцев, которых оказалось так много, что всех желающих участвовать в кругосветном путешествии могло бы хватить на комплектование нескольких экспедиций. Следует отметить, что никто из членов команды не участвовал в дальних плаваниях, так как в те времена русские корабли не спускались южнее северного тропика.

Задача, которая стояла перед офицерами и командой экспедиции, была нелёгкой. Они должны были пересечь два океана, обогнуть опасный мыс Горн, славившийся своими бурями, подняться до 60° с. ш., посетить ряд мало изученных берегов, где мореплавателей могли ожидать не нанесённые на карту и никем не описанные подводные камни и другие опасности.

Но командование экспедиции было настолько уверено в силах её “офицерского и рядового состава”, что отклонило предложение взять на борт нескольких иностранных матросов, знакомых с условиями дальних плаваний. Из иностранцев в составе экспедиции были естествоиспытатели Тилезиус фон-Тиленау, Лангсдорф и астроном Горнер.

Горнер был швейцарец по происхождению. Он работал в известной в то время Зеебергской обсерватории, руководитель которой рекомендовал его графу Румянцеву. Экспедицию сопровождал также живописец из Академии художеств.

Художник и учёные находились вместе с русским посланником в Японии, Н. П. Резановым, и его свитой на борту большого корабля — “Надежды”. “Надеждой” командовал Крузенштерн. Лисянскому было поручено командование “Невой”.

Хотя командиром “Надежды” и начальником экспедиции по Морскому министерству числился Крузенштерн, но в инструкции, переданной Александром I русскому послу в Японии, Н. П. Резанову, он назывался главным начальником экспедиции. Это двойственное положение было причиной возникновения конфликтных взаимоотношений между Резановым и Крузенштерном.

Поэтому Крузенштерн неоднократно обращался с донесениями в Управление Российско-Американской компании, где писал, что он призван по высочайшему повелению командовать над экспедицией и что “оная вверена Резанову” без его ведения, на что он никогда бы не согласился, что должность его “не состоит только в том, чтобы смотреть за парусами”, и т.

д. Вскоре отношения между Резановым и Крузенштерном обострились настолько, что среди экипажа “Надежды” произошёл бунт.

Русский посланник в Японии, после ряда неприятностей и оскорблений, принуждён был удалиться в свою каюту, из которой он не выходил уже до приезда в Петропавловск-на-Камчатке. Здесь Резанов обратился к генерал-майору Кошелеву, представителю местной административной власти.

Против Крузенштерна было назначено следствие, которое приняло неблагоприятный для него характер. Учитывая положение, Крузенштерн публично извинился перед Резановым и просил Кошелева не давать следствию дальнейшего хода.

Только благодаря любезности Резанова, который решил прекратить дело, Крузенштерн избежал крупных неприятностей, которые могли бы иметь роковое последствие для его карьеры.

https://www.youtube.com/watch?v=gdnjBxC_Y1g

Приведенный эпизод показывает, что дисциплина на корабле “Надежда”, которым командовал Крузенштерн, была не на высоте, если такое высокое и облечённое особыми полномочиями лицо, как русский посланник в Японии, мог подвергнуться со стороны экипажа и самого капитана “Надежды” ряду оскорблений.

Не случайно, вероятно, и то обстоятельство, что “Надежда” в течение своего плавания несколько раз находилась в весьма рискованном положении, в то время как “Нева” только один раз села на коралловый риф и притом в таком месте, где его нельзя было ожидать по картам.

Всё это наводит на предположение, что общепринятое представление о ведущей роли Крузенштерна в первом русском кругосветном путешествии не соответствует действительности.

Хотя первую часть пути в Англию, а затем через Атлантический океан в обход мыса Горн корабли должны были совершать вместе, но затем у Сандвичевых (Гавайских) островов они должны были разъединиться. “Надежде”, согласно плану экспедиции, следовало идти на Камчатку, где она должна была оставить свой груз. Затем Крузенштерну следовало отправиться в Японию и доставить туда русского посла Н. П.

Резанова со свитой. После этого “Надежда” должна была снова вернуться на Камчатку, взять груз пушнины и отвезти его в Кантон для продажи. Путь “Невы”, начиная от Гавайских островов, был совершенно иной. Лисянский должен был идти “а северо-запад, к острову Кадьяку, где находилась в то время главная контора Российско-Американской компании.

Здесь предполагалась зимовка “Невы”, а затем она должна была взять груз пушнины и доставить его в Кантон, где была назначена встреча обоих кораблей — “Невы” и “Надежды”. Из Кантона оба корабля должны были направиться в Россию мимо мыса Доброй Надежды.

Этот план был осуществлён, хотя и с отступлениями, вызванными штормами, задолго разъединившими корабли, а также продолжительными остановками для необходимых починок и пополнения продовольствия.

Естествоиспытатели, присутствовавшие на кораблях, собрали ценные ботанические, зоологические и этнографические коллекции, производились наблюдения над морскими течениями, температурой и плотностью воды на глубинах до 400 м, приливами, отливами и колебаниями барометра, систематические астрономические наблюдения для определения долгот и широт и установил координаты целого ряда посещённых экспедиций пунктов, в том числе всех гаваней и островов, где имелись стоянки.

Если особые задания экспедиции в русских колониях были успешно выполнены, то этого нельзя сказать о той части планов экспедиции, которая была связана с организацией посольства в Японию. Посольство Н. П. Резанова не увенчалось успехом. Хотя он и был окружён вниманием и всевозможными знаками почёта и уважения по прибытии в Японию, но завязать торговые отношения с этой страной ему не удалось.

5 августа 1806 года “Нева” благополучно прибыла на Кронштадтский рейд. Грянули пушечные салюты “Невы” и ответные залпы Кронштадтской крепости. Таким образом, “Нева” пробыла в плавании три года и два месяца. 19 августа прибыла “Надежда”, которая находилась в кругосветном плавании на четырнадцать дней дольше, чем “Нева”.

Первое русское кругосветное плавание составило эпоху в истории русского флота и доставило мировой географической науке ряд новых сведений о малоисследованных странах. Целый ряд островов, которые были посещены Лисянским и Крузенштерном, были только незадолго перед тем открыты мореплавателями, и их природа, население, его обычаи, верования и хозяйство оставались почти совершенно неизвестными.

Такими были Сандвичевы (Гавайские) острова, открытые в 1778 году Куком, менее чем за тридцать лет до их посещения русскими моряками. Русские путешественники могли наблюдать жизнь гавайцев в её естественном состоянии, еще не изменённую соприкосновением с европейцами. Мало были изучены и Маркизские и Вашингтоновы острова, а также остров Пасхи.

Неудивительно, что описания русского кругосветного путешествия, сделанные Крузенштерном и Лисянским, возбудили живейший интерес у широкого круга читателей и были переведены на ряд западноевропейских языков. Материалы, собранные во время путешествия “Невы” и “Надежды”, представляли большую ценность для изучения первобытных народов Океании и северной части Тихого океана.

Наши первые русские путешественники наблюдали эти народы в стадии родовых отношений. Они впервые подробно описали своеобразную, древнюю гавайскую культуру с её непреложными законами “табу” и человеческими жертвоприношениями.

Богатые этнографические коллекции, собранные на кораблях “Нева” и “Надежда”, вместе с описаниями обычаев, верований и даже языка островитян Тихого океана, послужили ценными источниками для изучения населяющих тихоокеанские острова народов.

Таким образом, первое русское кругосветное путешествие сыграло большую роль в развитии этнографии. Этому немало способствовала большая наблюдательность и точность описаний наших первых кругосветных путешественников.

Следует отметить, что многочисленные наблюдения над морскими течениями, температурой и плотностью воды, которые производились на кораблях “Надежда” и “Нева”, дали толчок к развитию новой науки — океанографии. До первого русского кругосветного путешествия подобные систематические наблюдения мореплавателями обычно не производились. Русские моряки оказались большими новаторами в этом отношении.

Первое русское кругосветное плавание открывает целую плеяду блестящих кругосветных путешествий, совершенных под русским флагом,

Во время этих путешествий создавались прекрасные кадры моряков, которые приобрели опыт дальнего плавания и высокую квалификацию в сложном для парусного флота искусстве навигации.

Интересно отметить, что один из участников первого русского кругосветного плавания Коцебу, плававший в качестве кадета на корабле “Надежда”, впоследствии сам осуществил не менее интересное кругосветное плавание на корабле “Рюрик”, снаряжённое на средства графа Румянцева.

Экспедицией на кораблях “Нева” и “Надежда” была проложена трасса нового пути в русские североамериканские колонии. Снабжение их необходимым продовольствием и товарами осуществлялось с тех пор морским путём, Эти непрерывные дальние плавания оживили колониальную торговлю и во многих отношениях способствовали развитию североамериканских колоний и освоению Камчатки.

Окрепли морские связи России с Тихим океаном, значительно развилась внешняя торговля. Рядом ценных наблюдений вдоль трасс дальних плаваний первое русское кругосветное путешествие заложило прочную научную основу трудному искусству дальнего мореплавания.

Источник “Командор Резанов”

Модель корабля “Надежда”

Корабль “Надежда”


Закуплена в Англии. В Кронштадте сделаны штульцы и гальюн, подготовлен к кругосветной экспедиции. Водоизмещение 450 т.

Экипаж 58 чел.

Модель: Масштаб 1:50 Размеры: длина 130см ширина 36см высота 97см. Деталей 3020 бук, береза. орех, красное дерево, липа, полистирол, медь, латунь, паруса – лен, нитролак с воском.

Источник: рисунок 1803 -1805 гг. из “Атласа к путешествию вокруг света капитана Крузенштерна” 1813 г.

Источник сайт Владимира Ивановича Зорина “Модели судов и кораблей”

Источник: http://ricolor.org/history/eng/expedition/krugosvet_1/

Началось первое русское кругосветное плавание под руководством И. Ф. Крузенштерна

Первое русское кругосветное плавание — экспедиция Крузенштерна и Лисянского

«Экспедиция наша, казалось мне, возбудила внимание Европы. Удача в первом сего рода опыте была необходима: ибо в противном случае соотечественники мои были бы может быть ещё на долгое время от такого предприятия отвращены; завистники же России, по всему вероятию, порадовались [бы] такой неудаче…»

И. Ф. Крузенштерн

26 июля (7 августа) 1803 г. началось первое русское кругосветное плавание (1803-1806) на двух парусных шлюпах «Надежда» и «Нева» под общим руководством Ивана Фёдоровича Крузенштерна.

Долгое время Крузенштерн активно выступал с записками об организации кругосветных экспедиций из Кронштадта к берегам Камчатки и Северной Америки.

Однако только с приходом к власти императора Александра I и смены руководства Коммерц-коллегии и Морского министерства его проектом заинтересовались морской министр граф Николай Семёнович Мордвинов, министр коммерции граф Николай Петрович Румянцев, а также глава Российско-Американской компании Николай Петрович Резанов, который и ходатайствовал за реализацию идеи Крузенштерна.

В августе 1802 г. Иван Фёдорович Крузенштерн был назначен начальником первой русской кругосветной экспедиции, целью которой была доставка грузов в русские владения в Северной Америке и на Камчатке, установление торговых отношений с Японией и Китаем, исследования тропической части Тихого океана близ русских владений.

Для экспедиции капитан-лейтенантом Юрием Фёдорович Лисянским в Лондоне было приобретено два судна — «Надежда» и «Нева», а также новейшие приборы и снаряжение: морские хронометры, полный набор астрономических и физических инструментов для наблюдений, одежда для команды; закуплены были также лекарства и противоцинготные средства.

В начале июня 1803 г. корабли прибыли в Кронштадт. Командование «Надеждой» принял Крузенштерн, «Невой» — Лисянский. «Надежда» имела водоизмещение 450 т, «Нева» — 370 т.

Экипаж «Надежды» состоял из 58 человек, «Невы» — из 47 человек; команды были отобраны из матросов-добровольцев.

Для научных исследований были приглашены известные германские учёные: астроном Горнер и естествоиспытатели Тилезиус и Лангсдорф.

26 июля (7 августа) 1803 г. шлюпы «Надежда» и «Нева» под командой Крузенштерна и Лисянского покинули Кронштадтский рейд, зашли в Копенгаген, Фалмут, на остров Тенерифе, а затем взяли курс на Бразилию.

После продолжительной стоянки у острова Санта-Катарина (Бразилия) в связи с заменой на «Неве» грот-мачты и фок-мачты, 14 (26) ноября 1803 г. суда впервые в истории русского флота пересекли экватор и направились на юг. 2 февраля (3 марта) 1804 г.

, обогнув мыс Горн, они вступили в Тихий океан, где «Надежда» разлучилась с «Невой» и направилась к Маркизским островам. Здесь корабли вновь соединились и совершили переход к Гавайским островам. Затем «Нева» отправилась к берегам Аляски, а «Надежда» — в Петропавловск-Камчатский.

Во время плавания Крузенштерн исправлял карты, искал острова, существование которых ставилось под сомнение, а во время якорных стоянок занимался съёмкой окрестных берегов.

26 сентября (8 октября) 1804 г. Крузенштерн доставил Резанова в Нагасаки, а в апреле 1805 г., после бесплодных переговоров миссии с японским правительством, вновь отправился на Камчатку.

Во время плавания Крузенштерн снял и нанёс на карту восточный берег Сахалина от залива Анива до мыса Терпения; описал южные берега Камчатки, провёл гидрологические измерения; сделал описания быта, нравов обитателей Сахалина, Камчатки; собрал и систематически изложил сведения о торговле Японии и Китая.

В 1806 г. шлюпы без остановок прошли Индийский океан и, обогнув Африку, вышли в Атлантический океан. Обойдя с севера Великобританию, в июле — августе 1806 г. экспедиция возвратилась в Кронштадт, пробыв в плавании 3 года и 12 дней.

Александр I щедро наградил Крузенштерна, Лисянского и всех участников экспедиции, и в память этого важного события приказал выбить особую медаль.

Описание путешествия и результаты океанологических и этнографических исследований Крузенштерн изложил в трёхтомном труде «Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях “Надежда” и “Нева”» (СПб., 1809-1812). В 1812 г.

вышло в свет сочинение Лисянского: «Путешествие вокруг света в 1803, 1804 и 1806 годах на корабле “Нева”» (СПб., 1812, 2 части).

К сочинениям Крузенштерна и Лисянского были изданы атласы, в которые входили ценнейшие картографические материалы и различные рисунки, иллюстрирующие описание природы стран, народов и их быта.

Плавание «Надежды» и «Невы» послужило началом многочисленных русских кругосветных плаваний в первой половине XIX в., во время которых были сделаны важные географические открытия и выполнены ценные научные наблюдения.

Лит.: Есаков В. А., Плахотник А. Ф., Алексеев А. И. Русские океанические и морские исследования в XIX — начале XX в. М., 1964; Ивашинцев Н. Русские кругосветные путешествия. Записки Гидрографического департамента Ч. 7-8. СПб., 1849-1850; Комаров В. Первое русское кругосветное плавание // Наука и жизнь. 1940.

№ 5; Начало наших кругосветных плаваний. Записки Гидрографического департамента. Ч. 7. СПб., 1850; Невский В. В. Первое путешествие россиян вокруг света. М., 1951; Нозиков Н. Русские кругосветные мореплаватели. М.; Л., 1941; Пасецкий В. М. Очарованный надеждой. Л.

, 1970; Список кораблей, участвовавших в кругосветных плаваниях // «Северная пчела». 1851. № 106-1108.

См. также в Президентской библиотеке:

Адмирал И. Ф. Крузенштерн, первый русский плаватель вокруг света. СПб., 1873;

Инструкция Главного правления Российско-Американской компании начальнику первой русской кругосветной экспедиции капитан-лейтенанту И. Ф. Крузенштерну [Документ] : 29 мая 1803 г. Л. 1-13. (Фонд Санкт-Петербургский. Главный архив, I-7. Опись № 6, 1802 г. ; Д. 1, п. 27);

Крузенштерн И. Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 гг. на кораблях «Надежда» и «Нева». Ч. 1. СПб., 1809.

Источник: https://www.prlib.ru/history/619441

Важная веха в истории российского флота: как прошла первая кругосветная экспедиция Крузенштерна и Лисянского

Первое русское кругосветное плавание — экспедиция Крузенштерна и Лисянского

215 лет назад началось первое в истории российского флота кругосветное путешествие. Экспедиция на кораблях «Надежда» и «Нева», которыми командовали Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский, продлилась три года.

Кругосветное плавание, по оценкам экспертов, стало маркером зрелости российского флота и открыло новую эпоху в его истории.

Экспедиция позволила сделать ряд географических открытий и дала путёвку в жизнь таким людям, как первооткрыватель Антарктиды Фаддей Беллинсгаузен и исследователь Тихого океана Отто Коцебу. О славной странице в истории российского флота — в материале RT.

Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский подружились в стенах Морского кадетского корпуса, находившегося в то время в Кронштадте. Иван был выходцем из обрусевшего немецкого дворянского рода, потомком германского дипломата Филиппа Крузенштерна.

Он родился в 1770 году в семье судьи, юность провёл в Эстонии. Юрий был на три года младше своего друга. На учёбу в Кронштадт приехал из Малороссии — был сыном протоиерея церкви Иоанна Богослова в городе Нежин.

Молодые люди легко нашли общий язык и вместе мечтали о далёких странствиях.

«Первая российская кругосветная экспедиция под руководством Григория Муловского должна была состояться ещё в 1788 году. Но её началу помешала война со Швецией», — рассказал RT профессор СПБГУ, доктор исторических наук Кирилл Назаренко.

Крузенштерн и Лисянский мечтали участвовать в путешествии под руководством Муловского, но судьба распорядилась по-другому. Из-за войны молодых людей досрочно выпустили из Морского корпуса и направили в действующий флот.

17-летний мичман Крузенштерн всё-таки попал под командование Муловского, но не в экспедицию, а на корабль «Мстислав», участвовавший в войне со шведами. Иван отличился в боях и был отмечен командиром.

Однако Муловский погиб в сражении у острова Эланд, и первое кругосветное путешествие российских моряков было перенесено на неопределённый срок.

  • Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский
  • © Wikimedia

После участия в сражениях 1790 года Крузенштерн был произведён в лейтенанты. В 1793-м он был командирован на учёбу в Королевский военно-морской флот Великобритании.

Иван принял участие в боевых действиях против французских кораблей у берегов Северной Америки, а потом через Южную Африку добрался до Индии и Китая.

Брать иностранцев на суда, идущие в Азию, британцы не желали, и Крузенштерну пришлось идти в Индию на фрегате, едва державшемся на воде, на который боялись наниматься английские моряки.

В Россию Крузенштерн вернулся только в 1799 году, имея репутацию настоящего морского волка. Дома он принялся продвигать идею организации российской кругосветной экспедиции.

Павла I его замысел не заинтересовал, зато взошедший вместо него на престол Александр I с подачи руководства Российско-американской компании, искавшей альтернативные пути на Аляску, планы Крузенштерна одобрил. Экспедицию было решено снарядить на двух шлюпах — «Надежда» и «Нева».

«Надежду» Крузенштерн решил вести сам, а командование вторым шлюпом предложил своему другу детства Лисянскому. Тот сразу же согласился.

В путь!

«Во второй половине XVIII столетия кругосветные экспедиции стали признаком состоятельности и зрелости морских держав. Особенно активны в этом смысле были Англия и Франция. В 1803 году пришла очередь и России», — отметил Кирилл Назаренко.

Помимо сугубо географической, на экспедицию Крузенштерна и Лисянского было возложено ещё несколько миссий: моряки должны были изучить вопрос рентабельности морских перевозок грузов из европейской части России на Аляску, попытаться наладить экономические связи между Российской Америкой и Китаем и доставить в Японию посланника Николая Резанова.

«С позиций XXI века географическая миссия нам, конечно, видится основной, однако в те времена всё было не так однозначно. Нельзя с уверенностью сказать, что тогда было важнее — наносить русские имена на карту или организовывать торговлю котиковыми шкурками с Китаем», — подчеркнул эксперт.

Перед началом плавания Александр I лично осмотрел корабли и остался ими доволен. одного из них взяла на себя императорская казна, а другого — Российско-американская компания. Оба шлюпа официально шли под военным флагом.

Эксперты подчёркивают, что личность руководителя экспедиции была результатом взвешенного решения российских властей. «Несмотря на изначальную инициативу Крузенштерна, у Санкт-Петербурга гипотетически были сотни других кандидатур.

Начальник экспедиции должен был являться одновременно и хорошим морским офицером, и прекрасным организатором, и хозяйственником, и дипломатом.

В итоге решили, что всё-таки именно Крузенштерн располагает оптимальным соотношением всех этих качеств», — рассказал RT председатель Московского клуба истории флота Константин Стрельбицкий.

  • Шлюпы “Надежда” и “Нева”
  • © Wikimedia

Офицеров в свои команды Крузенштерн и Лисянский подбирали под себя. В их числе оказались будущий первооткрыватель Антарктиды Фаддей Беллинсгаузен и исследователь Тихого океана Отто Коцебу.

Матросов набирали исключительно из числа добровольцев, предлагая им весьма значительное по тем временам жалование — 120 рублей в год.

Крузенштерну предлагали привлечь в состав команды британских моряков, но он эту идею отверг.

Кандидатуры части участников экспедиции оказались «спущены сверху» — речь идет, в частности, о посланнике Резанове со свитой, нескольких учёных и «благовоспитанных» молодых людях из числа представителей санкт-петербургского светского общества. И если с учёными Крузенштерн легко нашёл общий язык, то с остальными возникли серьёзные проблемы.

Во-первых, среди представителей «светского общества» оказался авантюрист и дуэлянт гвардии поручик граф Фёдор Толстой, который решил скрыться на время из России, чтобы избежать наказания за очередной проступок. На корабле Толстой вёл себя вызывающе.

Однажды он показал своей ручной обезьяне, как мазать чернилами бумагу, и запустил её в каюту к Крузенштерну, в результате чего часть записей начальника экспедиции была полностью утрачена. В другой раз он напоил корабельного священника и приклеил его бороду к палубе.

В тесном коллективе подобное поведение было чревато большими проблемами, поэтому на Камчатке Крузенштерн ссадил Толстого на берег.

  • Николай Резанов
  • © Wikimedia

Во-вторых, уже в ходе плавания из секретных инструкций выяснилось, что посланник Резанов, стеснявший моряков своей большой свитой, ещё и был наделён чрезвычайно широкими полномочиями. В результате Крузенштерн и Резанов постоянно ссорились и в конце концов перестали разговаривать, обмениваясь вместо этого записками.

Команда поддерживала своего начальника. Резанов был разъярён строптивостью военных и пообещал судить экипаж, а Крузенштерна лично — казнить.

Начальник экспедиции отреагировал на это хладнокровно и заявил, что пойдёт под суд прямо на Камчатке, ещё до отбытия в Японию, что автоматически сорвёт миссию посланника. Правитель Камчатской области Павел Кошелев с большим трудом их помирил.

При этом Резанов в своих воспоминаниях писал, что ему принёс извинения весь экипаж, а вот все остальные очевидцы утверждали, что это Резанову пришлось извиняться перед Крузенштерном.

Закрытая Япония

Экспедиция вышла из Кронштадта 7 августа 1803 года. Корабли зашли в ряд европейских портов и на остров Тенерифе, а 26 ноября пересекли экватор. Российский флаг впервые в истории был поднят в Южном полушарии.

18 декабря корабли подошли к берегам Южной Америки и сделали остановку в Бразилии.

Когда они снова взяли курс на юг, Крузенштерн и Лисянский договорились, что если непогода разлучит корабли в районе мыса Горн, то они встретятся либо у острова Пасхи, либо у острова Нукагива. Так и вышло.

Потеряв друг друга в тумане, «Надежда» и «Нева» снова объединились в одну группу только у берегов Нукагивы, где российских моряков доброжелательно встретили полинезийцы. После Нукагивы экспедиция достигла Гавайских островов и разделилась: Крузенштерн двинулся к Камчатке, а Лисянский — на Аляску.

В Петропавловске начальник экспедиции, решив проблему с Толстым, выяснив отношения с Резановым и пополнив запасы продуктов, взял курс на Японию. Там их встретили не слишком приветливо. Государство придерживалось жёсткой изоляционистской политики и из европейцев — с рядом оговорок — поддерживало торговые отношения только с голландцами.

  • Первое российское кругосветное путешествие, у берегов Японии
  • © Wikimedia

26 сентября 1804 года «Надежда» прибыла в Нагасаки. Российским морякам не разрешили выходить в город, предоставив для отдыха лишь ограждённый участок на берегу. Резанову выделили комфортабельный дом, но покидать его не позволили.

После длительного ожидания к российскому посланнику приехал императорский чиновник. Резанова вынудили исполнять достаточно унизительные требования японского этикета — он разговаривал с представителем императора стоя и без обуви.

Однако все эти неприятные процедуры не привели ни к каким результатам. Подарки российского царя японский император вернул и устанавливать экономические отношения отказался.

Под занавес переговоров Резанов смог только отвести душу, нагрубив японским чиновникам. А Крузенштерн обрадовался тому, что у него появилась возможность исследовать западные берега Японских островов, к которым подходить было запрещено.

Испортить несуществующие дипломатические отношения он больше не боялся.

Также по теме

«Открытие под дулами орудий»: как в XIX веке американцы «помогли» Японии отказаться от политики изоляционизма

8 июля 1853 года эскадра американского коммодора Мэтью Перри достигла берегов Японии. Американцев не устраивал изоляционистский курс,…

Резанов после неудавшейся миссии отбыл в качестве инспектора на Аляску, где приобрёл суда «Юнона» и «Авось» и отправился в Калифорнию решать вопросы снабжения Российской Америки провиантом. Там 42-летний дипломат познакомился с 15-летней дочерью местного испанского губернатора Консепсьон Аргуэльо и предложил ей руку и сердце.

Девушка согласилась, состоялась помолвка. Резанов сразу же отправился в Россию, чтобы через императора получить разрешение Папы римского на брак с католичкой, однако в Сибири простудился, в состоянии горячки упал с лошади и разбил голову. Скончался он в Красноярске.

Узнав о судьбе жениха, прекрасная испанка сохранила ему верность и закончила свои дни в монастыре.

Пока Крузенштерн посещал Камчатку и Японию, Лисянский прибыл на Аляску.

В это время там как раз началась спровоцированная, по одной из версий, американскими купцами война между Российско-американской компанией и её союзниками с одной стороны и союзом индейских племён тлинкитов — с другой.

«Нева» в этой ситуации оказалась весьма грозной военной силой и способствовала победе русских, приведшей к перемирию. Загрузившись на Аляске мехами, Лисянский взял курс на Китай. Там его уже ожидал Крузенштерн, успевший посетить Хоккайдо и Сахалин.

Друзьям удалось достаточно выгодно продать меха и загрузить трюмы кораблей китайскими товарами. После этого «Надежда» и «Нева» отправились домой. В Индийском океане корабли снова потеряли друг друга и вернулись в Кронштадт с разницей в несколько дней в августе 1806 года.

Очередной качественный уровень русского флота

В ходе экспедиции были обследованы берега Японии, Сахалина и Аляски, открыт названный в честь Лисянского остров в составе Гавайского архипелага и получивший имя Крузенштерна риф к югу от атолла Мидуэй.

Кроме того, российские моряки опровергли мифы о существовании нескольких островов в северной части Тихого океана, придуманные европейскими мореплавателями. Все офицеры — участники экспедиции получили очередные чины, ордена и крупные денежные премии.

Нижние чины — медали, право на отставку и пенсион.

Крузенштерн занимался наукой и служил в Морском кадетском корпусе, который в итоге возглавил в 1827 году. Кроме того, он входил в руководящие советы целого ряда государственных органов и являлся почётным членом Императорской академии наук. Лисянский в 1809 году вышел в отставку и занялся литературной деятельностью.

По мнению Константина Стрельбицкого, момент для отправки первой кругосветной экспедиции был выбран весьма удачно. «Как раз в это время флот не принимал участия в активных боевых действиях и находился в союзнических или нейтральных отношениях с большинством основных флотов мира.

Участники экспедиции прекрасно справились с задачей по освоению новых морских путей. Российский флот перешёл на очередной качественный уровень. Стало понятно, что российские моряки способны выдержать многолетнее плавание и успешно действовать в составе группы», — отметил он.

Также по теме

«Кладовая для будущих поколений»: сколько тайн хранит Новая Земля

Министерство обороны РФ планирует весной начать экспедицию на архипелаг Новая Земля. Об этом журналистам сообщил командующий Северным…

Важной вехой в истории российского флота экспедицию Крузенштерна и Лисянского считает и Кирилл Назаренко.

«Кругосветное плавание само по себе стало важным маркером изменения качественного состояния, зрелости российского флота. Но также оно стало и началом новой эпохи российских открытий.

До этого наши исследования были связаны с Севером, Сибирью, Аляской, а в 1803 году российская географическая наука вышла в Мировой океан», — подчеркнул эксперт.

По его словам, выбор Крузенштерна как руководителя экспедиции оказался удачен. «Его имя стоит сегодня в одном ряду с такими выдающими мореплавателями, как Кук и Лаперуз. Причём следует подчеркнуть, что Крузенштерн был значительно образованнее того же Кука», — отметил Назаренко.

По мнению Константина Стрельбицкого, первая кругосветная экспедиция принесла российскому флоту бесценный опыт, который необходимо было передать новым поколениям моряков. «Поэтому имя Крузенштерна стало настоящим брендом для Морского корпуса», — подвёл итог Стрельбицкий.

Источник: https://russian.rt.com/science/article/543209-pervaya-krugosvetnaya-ekspediciya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.