Приглашение варягов на княжение. Призвание варягов (862)

Рюрик — Князь Новгородский (862-879)

Приглашение варягов на княжение. Призвание варягов (862)

«Рюрик. Великий князь Российский». Гравюра. 1805 г.

Рюрик (ум. 879) — летописный основатель Новгородского княжества на Руси, варяг, князь новгородский с 862 года и родоначальник княжеской, ставшей впоследствии царской, династии Рюриковичей.

Впервые имя Рюрика упоминается в «Житии святого князя Владимира», написанном предположительно около 1070 года монахом Иаковом Черноризцем: «самодержцю всея Рускыя земля Володимеру, вънуку же Иолъжину (княгини Ольги) а правнуку Рюрикову».

Самый ранний летописный свод из дошедших до нас, «Повесть временных лет», был написан примерно на сорок лет позже, и там подробно излагалась история варяга Рюрика.

Историкам не известны другие независимые источники по князю Рюрику, за исключением попыток связать его с викингом Рёриком Ютландским из Западной Европы.

Илья Сергеевич Глазунов. «Рюрик и его братья»

Под сомнение в разное время ставилась и хронология призвания Рюрика, и реальность Рюрика и его братьев, и их происхождение, и, особенно, сама политическая идея «призвания варягов» — властителей-иноземцев.

В историографии XIX−XX веков (особенно советской) этот вопрос был излишне идеологизирован.

Заявлялось, что версия об иноземном происхождении первых князей — «антинаучная норманнская теория», якобы призванная доказать, что славяне не могли самостоятельно создать государство.

Некоторые норманисты отождествляют Рюрика с конунгом Рёриком (Hrørek) из ютландского Хедебю (Дания) (ум. до 882). По славянской версии, Рюрик — представитель княжеского рода ободритов, а его имя — это славянское родовое прозвище, связанное с соколом, который на славянских языках назывался также рарогом.

Согласно древнерусскому летописному своду XII века «Повести временных лет», в 862 году варяг Рюрик с братьями по приглашению таких племён как: чудь, ильменские словене, кривичи и весь был призван княжить в Новгород.

Это событие, с которого традиционно отсчитывается начало государственности восточных славян, в историографии получило условное название Призвание варягов. Летописец назвал причиной приглашения междоусобицу, охватившую жившие на новгородских землях славянские и финно-угорские племена.

Рюрик пришёл со всем своим родом, называемым русь, этническая принадлежность которого продолжает дискутироваться.

Жертвоприношение Рюрика 862 год. Гравюра Б. Чорикова. XIX в.

Летопись сообщает, как после смерти братьев власть сосредоточилась в руках старшего из них, Рюрика:

…И пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор.

И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро.

Варяги в этих городах — находники, а коренное население в Новгороде — словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик

По официальной исторической версии, в то время, когда южные славянские племена платили дань козарам, северные не могли защищаться от норманнов, жителей Швеции, Норвегии и Дании, которых славяне называли варягами и русью. Эти варяги покорили себе славян северных, живших в нынешних Новгородской и Псковской губерниях, покорили также соседние финские племена.

Чрез несколько времени племена эти, как славянские, так и финские, собрались вместе и выгнали варягов, но когда после этого стали управляться сами, то никак не могли мирно улаживаться; опять каждый род стал жить отдельно и силою разделываться с другими родами. Тогда племена собрались и сказали: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву».

Порешивши так, послали они за море к варягам-руси сказать им:

  «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет: приходите княжить и владеть нами». На этот зов в 862 году собрались три князя варяго-русских, три брата — Рюрик, Синеус и Трувор и пришли с родными своими. Рюрик утвердился в Новгороде, у славян, живших по Ильменю; Синеус – среди финского племени на Белоозере; Трувор — у славян, живших в нынешней Псковской губернии, в городе Изборске.

«Прибытие Рюрика в Ладогу»   В.М. Васнецов 

Родителями Рюрика были: Годослав (808х), князь бодричей; Умила. Есть летописные известия, позволяющие предположить, что по матери Рюрик был внуком новгородского князя Гостомысла;

Ефанда, любимая жена, дочь князя урманского, из рода норвежских королей, умершая неизвестно в котором году, но раньше мужа и вскоре по рождении сына (Игоря), кроме которого (от нее или нет) Рюрик имел еще дочь, по имени неизвестную;  сыновья  этой  дочери Акун  и  Улеб  существовали действительно.

В тех же летописях повествуется, что Олег, самодержавный правитель государства после Рюрика, был родным братом Ефанды. Дети: Игорь (877-946).

Новгородцы приносят дары приглашенному на княжение Рюрику

Чрез два года в 864 г., по кончине Синеуса и Трувора, старший брат, присоединив области их к своему Княжеству, основал Монархию Российскую.

Уже пределы ее достигали на Восток до нынешней Ярославской и Нижегородской Губернии, а на Юг до Западной Двины; уже Меря, Мурома и Полочане зависели от Рюрика: ибо он, приняв единовластие, отдал в управление знаменитым единоземцам своим, кроме Белаозера, Полоцк, Ростов и Муром, им или братьями его завоеванные, как надобно думать.

Там русский дух. Худ. Б. Ольшанский

Таким образом, вместе с верховною Княжескою властию утвердилась в России, кажется, и система Феодальная, Поместная, или Удельная, бывшая основанием новых гражданских обществ в Скандинавии и во всей Европе, где господствовали народы Германские.

Монархи обыкновенно целыми областями награждали Вельмож и любимцев, которые оставались их подданными, но властвовали как Государи в своих Уделах: система, сообразная с обстоятельствами и духом времени, когда еще не было ни удобного сношения между владениями одной державы, ни уставов общих и твердых, ни порядка в гражданских степенях, и люди, упорные в своей независимости, слушались единственно того, кто держал меч над их головою. Признательность Государей к верности Вельмож участвовала также в сем обыкновении, и завоеватель делился областями с товарищами храбрыми, которые помогали ему приобретать оные.

Из темной глубины веков. Б. Ольшанский

К сему времени Летописец относит следующее важное происшествие. Двое из единоземцев Рюриковых, именем Аскольд и Дир, может быть, недовольные сим Князем, отправились с товарищами из Новагорода в Константинополь искать счастия; увидели на высоком берегу Днепра маленький городок и спросили: «Чей он?»

Им ответствовали, что строители его, три брата, давно скончались и что миролюбивые жители платят дань Козарам. Сей городок был Киев: Аскольд и Дир завладели им; присоединили к себе многих Варягов из Новагорода, начали под именем Россиян властвовать как Государи в Киеве и помышлять о важнейшем предприятии, достойном Норманской смелости.

Таким образом, Варяги основали две Самодержавные области в России: Рюрик на Севере, Аскольд и Дир на Юге.

Невероятно, чтобы Козары, бравшие дань с Киева, добровольно уступили его Варягам, хотя Летописец молчит о воинских делах Аскольда и Дира в странах Днепровских: оружие без сомнения решило, кому начальствовать над миролюбивыми Полянами; и ежели Варяги действительно, претерпев урон на Черном море, возвратились от Константинополя с неудачею, то им надлежало быть счастливее на сухом пути, ибо они удержали за собою Киев.

Ночь на Ивана Купалу. Борис Ольшанский

Наряду с легендой о «призвании варягов» русские летописи сохранили некоторые конкретные данные о Рюрике, позволяющие составить представление о событиях в Новгороде, которые образуют реальную основу этой легенды.

В Ипатьевской летописи содержатся данные о том, что до Новгорода Рюрик сидел в построеном им городе-замке в Ладоге.

Это свидетельство, подтверждаемое скандинавскими источниками, а также археологическими находками предметов скандинавского происхождения в районе Ладоги, подрывает саму основу легенды о «призвании варягов» из-за моря.

По мысли В.О.Ключевского, Рюрик прибыл в Новгород из Ладоги, находящейся от Новгорода всего в двухстах километрах вниз по течению р.Волхов, в качестве предводителя наемной варяжской дружины, приглашенной туда новгородскими старейшинами во время внутренних усобиц. Эти усобицы и помогли ему захватить власть в Новгороде.

Превращение Рюрика из предводителя наемной дружины в новгородского князя способствовало прекращению усобиц и усилению роли Новгорода как политического центра союза северной группы славянских племен.

Б. А. Чориков. Олег пред Царьградом, 906 год. Гравюра. XIX в.

Это позволило преемнику Рюрика Олегу организовать поход на юг, завершившийся завоеванием Олегом Киева и перенесением центра объединенного государства в Киев. Это событие, относимое летописью к 882 году, традиционно считается датой образования Древнерусского государства.

Реально родоначальником русской княжеской династии был Игорь (877-946х). И лишь в XII веке летописец Нестор в «Повести временных лет», стремясь идеологически укрепить единство Русской земли, создает свою легендарную родословную, в которой княживший в Новгороде Рюрик становится «отцом» Игоря, княжившего в Киеве.

С утверждения Рюрика князем среди северных племен славянских и финских начинается русская история, потому что этим положено основание русскому государству.

Несколько северных племен славянских и финских соединились под властью одного князя; чрез это у них прекратились междоусобия, силы их собрались в одно, а поэтому они стали сильнее всех других племен; князья их, преемники Рюрика, воспользовались этою силою и покорили себе все другие племена, которые, живя отдельно друг от друга, не могли сильно и долго сопротивляться. Таким образом племена, жившие прежде отдельно, соединились вместе, составили один народ русский. Вследствие соединения племен в один народ князья этого народа, пользуясь соединенными силами его, отражают степные, кочевые народы, не дают им грабить и пленять славянские племена, брать с них дань, как бывало прежде.

Мало того, князья пользуются соединенными силами племен для того, чтобы предпринимать походы на Греческую империю, на Константинополь; вследствие этих походов завелись и мирные, торговые сношения с греками; русские стали ездить в Константинополь, познакомились там с христианством православного восточного исповедания и стали принимать его. Таким образом христианство явилось и усилилось сперва на юге русских владений, ближайших к Греции, а потом отсюда распространилось и по всем этим владениям.

Щит на вратах Царьграда. Б. Ольшанский

Итак, в деятельности первых русских князей мы замечаем три главные стороны:

1) покорение племен славянских, соединение их под одну власть;2) борьбу с степными, азиатскими народами;

3) войны и сношения с Грециею, вследствие которых распространяется христианство.

Рюрик умер в 879 году, оставив малолетнего сына Игоря, и княжить стал родственник его Олег.

Наконец, остается последний вопрос: какое значение имеет призвание Рюрика в нашей истории? Призвание первых князей имеет великое значение в нашей истории, есть событие всероссийское, и с него справедливо начинают русскую историю. Главное, начальное явление в основании государства — это соединение разрозненных племен чрез появление среди них сосредоточивающего начала, власти.

Северные племена, славянские и финские, соединились и призвали к себе это сосредоточивающее начало, эту власть.

Здесь, в сосредоточении нескольких северных племен, положено начало сосредоточению и всех остальных племен, потому что призванное начало пользуется силою первых сосредоточившихся племен, чтоб посредством их сосредоточивать и другие, соединенные впервые силы начинают действовать.

Память Рюрика, как первого Самодержца Российского, осталась бессмертною в нашей Истории и главным действием его княжения было твердое присоединение некоторых Финских племен к народу Славянскому в России, так что Весь, Меря, Мурома наконец обратились в Славян, приняв их обычаи, язык и Веру.

Рюрик на памятнике «Тысячелетие России». Великий Новгород. Скульпторы Михаил Микешин, Иван Шредер и архитектор Виктор Гартман.

«Рюрик разрешает Аскольду и  Диру отправиться с походом на Царьград»

Лит.: Н.М. Карамзин. История государства Российского. Том I. Глава IV.

Источник: http://deduhova.ru/statesman/ryurik-knyaz-novgorodskiy-862-879/

Княжение Рюрика 862 – 879

Приглашение варягов на княжение. Призвание варягов (862)

И изгнали варягов за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали: «Поищем сами себе князя, который бы владел нами и рядил по ряду и по закону». Пошли за море к варягам, к руси.

Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные – норманны и англы, а еще иные готы – вот так и эти. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами».

И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли прежде всего к славянам. И поставили город Ладогу. И сел старший, Рюрик, в Ладоге, а другой – Синеус, – на Белом озере, а третий, Трувор, – в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Через два года умерли Синеус и брат его Трувор.

И принял всю власть один Рюрик и пришел к Ильменю, и поставил город над Волховом, и назвал его Новгород, и сел тут княжить, и стал раздавать мужам своим волости и города ставить – тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро.

Варяги в этих городах – находники, а коренные жители в Новгороде – славяне, в Полоцке – кривичи, в Ростове – меря, в Белоозере – весь, в Муроме – мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик.

Повесть Временных лет (пер. О.В. Творогова)

БРАТЬЯ-СЛОВА

Историки  давно обратили внимание  на  анекдотичность «братьев» Рюрика, который  сам,  впрочем, являлся  историческим  лицом,  а «братья»  оказались русским переводом  шведских слов.  О Рюрике сказано,  что он пришел «с  роды своими»  («sine use» – «своими родичами» – Синеус) и верной дружиной («tru war» – «верной дружиной» – Трувор).

«Синеус» – sine bus – «свой род».

«Трувор» – thru waring – «верная дружина».

Другими  словами, в  летопись попал  пересказ  какого-то скандинавского сказания  о  деятельности Рюрика (автор летописи,  новгородец, плохо знавший шведский, принял упоминание в устной саге традиционного окружения конунга за имена  его  братьев.

Рыбаков Б.А. Рождение Руси

«СЕВЕРНЫЙ ЛЕГЕНДАРНЫЙ ЭПИЗОД»

Русские ученые XVIII и XIX вв. обычно относились с полным доверием к Сказанию о призвании варягов. Они спорили лишь по вопросу об этнической принадлежности пришельцев, не сомневаясь в самой реальности сообщаемых летописью под 862 г. событий.

Постепенно, однако, складывается мнение, что в рассказе о призвании запечатлено и многое из действительности начала XII в., когда создавалась летопись. Так, Н. И. Костомаров на диспуте с М. П. Погодиным 19 марта 1860 г.

о начале Руси говорил: «Наша летопись составлена уже в XII веке и, сообщая известия о прежних событиях, летописец употреблял слова и выражения, господствовавшие в его время». О влиянии новгородских порядков поздней поры при создании легенды писал Д. И. Иловайский. Но настоящий перелом здесь наступил благодаря работам А.

А. Шахматова, который показал, что Сказание о призвании варягов это – поздняя вставка, скомбинированная способом искусственного соединения нескольких северорусских преданий, подвергнутых глубокой переработке летописцами.

Шахматов увидел преобладание в нем домыслов над мотивами местных преданий о Рюрике в Ладоге, Труворе в Изборске, Синеусе на Белоозере и обнаружил литературное происхождение записи под 862 г., явившейся плодом творчества киевских летописцев второй половины XI – начала XII века.

После исследований Шахматова в области истории русского летописания ученые стали значительно осторожнее относиться к летописным известиям о происшествиях IX века. Не обошлось, впрочем, и без крайностей. В. А.

Пархоменко, например, призывал «совершенно скептически» отнестись «к летописному повествованию о призвании на княжение Рюрика» и не придавать этому «северному легендарному эпизоду» серьезного научного значения.

И.Я. Фроянов. Исторические реалии в летописном сказании о призвании варягов.  Вопросы истории. 1991, № 6

«РЕПОРТ» ЛОМОНОСОВА

(на диссертацию академика Миллера о происхождении российского народа)

Варягов не почитает господин Миллер за народ славенский, однако, что они происходили от роксолян, народа славенского, и прошли с готфами, славянами ж, от Черного моря к берегам Балтийским, что говорили языком славенским, несколько от соединения со старыми германцами испорченным, и что Рурик с братьями был сродственник князям славенским6 и для того в Россию призван на владение, сие все из самой сей диссертации заключить, а из других оснований весьма довольно доказать можно.

Имя российское почитает господин Миллер за новое, которое началось при Рурике, а сие из того заключает, что об нем иностранные не знали; но как из того заключить, что варяги сами себя русью не называли? Германцы дивно себя называют дейчен, хотя их ни русские, ни французы тем именем и поныне не пишут; так и варяги, происходя от роксолян, всегда себя русью называли, хотя другие народы их инако именовали, и самые слова Несторовы показывают, что варяги назывались русью, а по ним и новогородские славяне и прочие назвались русью. Но едва можно чуднее что представить, как то, что господин Миллер думает, якобы чухонцы варягам и славянам имя дали.

Репорт в Канцелярию Академии Наук 16 сентября 1749 г.

ЦАРЬ ЕДЕТ! ПРАЗДНОВАНИЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ РОССИИ В НОВГОРОДЕ

Первоначально днем для торжеств тысячелетия России было выбрано 26 августа 1862 г. – дата, знаменательная восшествием на престол императора Александра II и пятидесятилетним юбилеем Бородинского сражения.

Одна она была заменена не менее символической датой 8 сентября, ознаменованной победой на Куликовом поле, днем рождения наследника, цесаревича Николая Александровича, и совпавшая в год празднования с Рождеством Богородицы, заступницы и покровительницы России.

Такой выбор позволял неразрывно соединить воедино религиозные и державные основания торжества с царствующей семьей…

Торжественность момента встречи парохода с августейшим семейством подчеркивалась яркими декорациями – у обитой красным сукном длинной, до фарватера, пристани были установлены украшенные цветами арки, искусно сделанные из дерева, зелени и даже из соломы, разноцветные флаги и штандарты развивались на высоких древках. На берегу размещались встречающие. Справа от пристани вытянулась шпалера гвардии под командованием вел. кн. Николая Николаевича. «Сельские старшины и головы выстроены у ворот. Петербургский городовой ровняет их в шеренгу и велит поправить вихры. «Да ты бороду-то, мочалку-то свою расчеши», – муштрует он старшин», – как не без ехидства заметил наблюдательный корреспондент «Северной пчелы». Вдоль берега расположились представители «всякого люда», многие из которых уже неделю жили здесь и питались принесенными с собой сухарями…

Всеобщий восторг, вылившийся в громогласное «ура», подхваченное народом, «покрывавшим оба берега Волхова, стены Кремля и Софийскую звонницу», стал откликом на прозвучавшее: «Царь едет!»

Антощенко А.В. Празднование тысячелетия России 

С НАЗВАНЬЕМ КРАТКИМ «РУСЬ»

Один из традиционно дискуссионных вопросов ранней истории Руси – вопрос о роли в возникновении русской государственности скандинавов, именовавшихся в то время в Западной Европе норманнами («северными людьми»), а на Руси – варягами. В византийских, западноевропейских и восточных источниках содержится ряд упоминаний «Руси» в IX в.

, но в них не названо ни одного имеющего к ней отношения населенного пункта или личного имени. В силу этого достаточно поставить под сомнение сведения о Рюрике, Аскольде и Дире, приходе в Киев Олега и Игоря, что содержатся в Начальном своде конца XI в. и «Повести временных лет» начала XII в.

(а основания для сомнений очень серьезные, поскольку эти известия явно записаны на основе устных преданий, а летописная хронология раннего периода несомненно сконструирована сводчиками с опорой на хронологию византийских хроник), как возникает широкое поле для суждений о том, где располагалась в это время Русь, кто и когда ее возглавлял.

Лишь комплексный подход к имеющимся письменным данным с учетом археологических свидетельств позволяет очертить схему развития событий (все равно во многом гипотетическую).

Не вызывает серьезных сомнений, что в течение IX столетия скандинавы, у которых в это время развернулось т. н. «движение викингов» – экспансия, затронувшая в той или иной мере почти все регионы Европы, проникали на север Восточноевропейской равнины и здесь вступили в соприкосновение со славянами, осваивавшими эту территорию. В середине или третьей четверти IX в.

во главе общности ильменских словен оказался предводитель викингов, по летописи известный под именем Рюрик. По наиболее вероятной версии, это был известный датский конунг Рёрик Ютландский (или Фрисландский).

Его вокняжение было, скорее всего, связано с желанием местной знати иметь в лице располагавшего сильной дружиной правителя противовес шведским викингам, пытавшимся привести Поволховье и Приильменье в данническую зависимость.

Возможно, выбор именно Рёрика был обусловлен тем, что часть ильменских словен являлась переселенцами из славян-ободритов, живших на нижней Эльбе по соседству с Ютландским полуостровом и хорошо знакомых с Рёриком.

Рёрик долгое время владел в качестве вассала франкского короля городом Дорестад в устье Рейна; он и его люди были, таким образом, не малознакомой с цивилизацией группировкой из внутренних районов Скандинавии, а воинами, успевшими хорошо познакомиться с развитой, по меркам того времени, франкской государственностью. Резиденцией Рюрика стал Новгород (в то время, скорее всего, так называлась крепость в 2 км от позднейшего города, т. н. Рюриково Городище).

Продолжающиеся в течение уже двух с половиной столетий споры о происхождении термина русь сводятся по сути к вопросу – являются ли сведения «Повести временных лет» о привнесении этого названия в Восточную Европу скандинавами достоверными.

Если отбросить малоубедительные и прямо фантастические гипотезы, то останутся две версии, подкрепленные более или менее вероятными лингвистическими соображениями.

Согласно одной (условно говоря, «северной»), термин русь восходит к скандинавскому глаголу, означающему «грести»: предполагается, что словом, образованным от него, именовали себя дружины викингов, приходившие в Восточную Европу на гребных судах. По другой («южной») версии, термин русь происходит от иранского корня со значением «светлый», «белый».

Главным доводом в пользу северной гипотезы остается рассказ «Повести временных лет», в пользу южной – существование традиции, согласно которой Русью, помимо всех земель, населенных восточными славянами и находящихся под властью киевских князей, именовалась также территория в Среднем Поднепровье (т. н. «Русская земля в узком смысле»).

Вопрос о происхождении названия государства, хотя и представляет естественный интерес, носит все же частный характер. Куда важнее вопрос о соотношении в процессе государствообразования местных и пришлых элементов и традиций, в данном случае – о роли, которую сыграли в становлении Руси норманны.

Не вызывает серьезных сомнений, что скандинавское происхождение имела древнерусская княжеская династия, т. н.

«Рюриковичи» (хотя летописная конструкция о том, что преемник Олега на киевском столе Игорь был именно сыном Рюрика, маловероятна по хронологическим соображениям), что выходцы из Скандинавии и их потомки составляли значительную часть дружин русских князей IX–X вв.

Сложнее вопрос о воздействии скандинавов на характер и темпы образования государства на Руси. Для утверждения о каком-то заметном ускорении, которое придало норманнское влияние процессу формирования государственности в восточнославянском регионе, сравнение с другими славянскими странами не дает оснований.

В сферах социальной и политической наблюдается значительное сходство со славянскими странами. Подчинение рядового населения власти князей и их дружин, данническая эксплуатация, относительно позднее развитие индивидуальной (вотчинной) крупной земельной собственности – все эти черты свойственны не только Руси и Скандинавии, но и западнославянским государствам. 

Но одна из черт сложившегося в Восточной Европе государства все же может быть связана в значительной мере с деятельностью норманнов. Это объединение всех восточных славян в одно государственное образование. Ни у южных, ни у западных славян подобного не произошло.

Если бы варяжские князья не обосновались в Киеве и не соединили под своей властью Юг и Север Восточной Европы, в Х в.

, возможно, на Юге существовало бы одно или два славянских государственных образования, а на Севере – одно или несколько полиэтничных (славяне, скандинавы, финны, балты), с верхушкой из норманнов, которая, если бы и шла по пути славянизации, то не столь быстро, как это имело место в реальности.

Горский А. Русь: От славянского Расселения до Московского царства 

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/kniazhieniie-riurika

Призвание варягов

Приглашение варягов на княжение. Призвание варягов (862)

Призвание варягов – приглашение в 862 году племенами ильменских словен, кривичей, мери и чуди варяга Рюрика с братьями Синеусом и Трувором на княжение.

Вот как повествует «Повесть временных лет» о призвании варягов.

Беру текст летописи в переводе Д. С. Лихачева:

В год 6367 (859). Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с поля, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма.

В год 6370 (862). Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси.

Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами».

И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были словене.

Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро.

Варяги в этих городах — находники, а коренное население в Новгороде — словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик. И было у него два мужа, не родственники его, но бояре, и отпросились они в Царьград со своим родом.

И отправились по Днепру, и когда плыли мимо, то увидели на горе небольшой город. И спросили: «Чей это городок?». Те же ответили: «Были три брата» Кий» Щек и Хорив, которые построили городок этот и сгинули, а мы тут сидим, их потомки, и платим дань хазарам». Аскольд же и Дир остались в этом городе, собрали у себя много варягов и стали владеть землею полян. Рюрик же княжил в Новгороде.

Что же это получается?

У славянских и угро-финских племен не нашлось своего правителя, пошли приглашать варягов. Как это могло быть? Не смогли никому из своих отдать пальму первенства?

Все племена были примерно равны по силе и могуществу?  Не было среди всех вождей племен действительно сильного лидера?

Так попробовали бы хоть. Выбрать самого подходящего из своих.

Другим было бы обидно? Легче подчиняться чужому, чем своему, с которым воевал и соперничал. И которого считаешь себе равным.

Удивительно и другое.

Варяги ведь должны быть иной веры. И язык у них другой, и обычаи. Неужели приятно жить под властью чужеземца? И всё же пригласили. Несообразность какая-то.

Д. С. Лихачёв, один из переводчиков летописи на современный русский язык, вообще считал «призвание варягов» вставкой в летопись, легендой, придуманной печерскими монахами с целью укрепления независимости Древнерусского государства от византийского влияния.

Некоторым историкам представляется маловероятным призвание для княжения варягов, набег которых был только что отбит. Действительно, выглядит как-то странно. Пришли звать собой управлять врагов, которых недавно прогнали.

Могло быть так, как предполагает историк Б. А.

Рыбаков, что увенчался успехом один из набегов варягов, и предводитель дружины скандинавов захватил власть в Новгороде; летописец же дело представил так, что новгородцы сами призвали варягов, чтобы править ими.

Если в самом деле было так, то действительно обидно было самолюбивым новгородцам оказаться под пятой варягов. Ведь это же будущий Господин Великий Новгород! Уж лучше пусть будет добровольное призвание варягов.

Существует мнение, что варяжского конунга с дружиной пригласили с целью оказания военной помощи. А тот после окончания военных действий захватил в Новгороде власть.

Ничего неизвестно и про народ этот русь. Что за народ такой варяжский, имя которого мы, русские, сейчас носим? Нигде в последующей истории следов его нет явных, в отличие от перечисленных в летописи шведов, норманнов, англов и готландцев.

Есть списки летописей, содержащие Повесть временных лет, где русь прямо указывается в числе племен, приглашавших варягов: «придоша русь, чюдь, словене, кривичи к варягом, реша: земля наша велика и обилна…». Или другой список летописи: «сказали русь, чудь, словене, кривичи и весь». В традиционном переводе это звучит так: «сказали руси чудь, словене, кривичи и весь».

Возможно, русь – одно из славянских племен.

Однако, есть и доказательства, что русь – совсем не славянское племя. В пользу этого приводят сочинения западноевропейских и византийских авторов IX—X веков идентифицируют русь как шведов, норманнов или франков. Арабо-персидские авторы, за редким исключением, описывают русов отдельно от славян, помещая первых вблизи или среди славян.

В сочинении византийского императора Константина VII Багрянородного «Об управлении империей» (949 г.) сообщается, что славяне являются «данниками» росов, приводятся названия днепровских порогов на двух языках: росском и славянском, и толкование названий на греческом.

Предметы скандинавского происхождения найдены на всех торгово-ремесленных поселениях (Тимерево, Ладога, Гнездово, Шестовица и др.) и ранних городах (Новгород, Псков, Киев, Чернигов).

Да, написали когда-то в летописи сообщение об образовании Русского государства, очень похожее на легенду, а исследователи теперь ломают головы. А ещё можно сказать, что они ломают и копья, поскольку различных версий об этих событиях и их участниках появилось множество.

С этими событиями связана одна из бурных и долголетних научных дискуссий между норманистами и антинорманистами.

Первые являются сторонниками норманской теории, которая утверждает, что народ-племя русь происходит из Скандинавии периода экспансии викингов, которых в Западной Европе называли норманнами.

Норманисты считают норманнов (варягов скандинавского происхождения) основателями первых государств восточных славян: Новгородской, а затем Киевской Руси. Норманская теория утверждает, что славяне были не в состоянии даже сами создать своё государство.

Потребовались норманны, чтобы навести на землях восточных славян порядок.

Антинорманисты, не отрицая участия скандинавов в политических процессах на Руси, не признают существенности их влияния. Они стараются опровергнуть норманское происхождение первой правящей династии Руси. Происхождение русов возводят к балтийским славянам — ободритам, либо пытаются доказать их южное происхождение.

В советской науке родиной русов считалось Среднее Поднепровье, они отождествлялись с полянами. Эта оценка имела официальный статус.

Споры о происхождении русов не утихают и по сей день.

Дискуссия норманистов и антинорманистов давно вышла за рамки научных споров и приобрела чётко выраженный идеологический и политический характер.

А всё началось с красивой легенды…

Источник: http://www.moi-jaroslavl.ru/stravizi-istorii-rossii/1031-prizvanie-varjagov.html

§ 6. Летописное предание о призвании варяжских князей

Приглашение варягов на княжение. Призвание варягов (862)

Глава первая

Образование Киевского государства

Как и когда началась государственная жизнь у русских славян, наши предки не помнили.

Когда у них появился интерес к прошлому, они стали собирать и записывать ходившие между ними предания о былой жизни славян вообще, и русских в частности, и стали искать справок в греческих исторических сочинениях (византийских «хрониках»), переведенных на славянский язык.

Собрание таких народных преданий в соединении с выписками из греческих хроник было сделано в Киеве в XI в. и составило особую повесть о начале русского государства и о первых князьях в Киеве. В этой повести рассказ был расположен по годам (считая годы, или «лета», от сотворения мира) и доведен до 1074 г.

, до того времени, когда жил сам «летописец», то есть составитель этой начальной летописи. По старинному преданию, первым летописцем был монах Киево-Печерского монастыря Нестор.

На «начальной летописи» дело не остановилось: ее несколько раз переделывали и дополняли, сводя в одно повествование разные сказания и исторические записи, тогда существовавшие в Киеве и других местах. Так получился в начале XII в.

Киевский летописный свод, составителем которого был игумен Киевского Выдубицкого монастыря Сильвестр. Его свод, носивший название «повесть временных лет», переписывался в разных городах и также дополнялся летописными записями: Киевскими, Новгородскими, Псковскими, Суздальскими и т.д. Число летописных сводов постепенно возросло; всякая местность имела своих особых летописцев, которые начинали свой труд «повестью временных лет», а продолжали его каждый по-своему, излагая историю главным образом своей земли и своего города.

Так как начало разных летописных сводов было одинаково, то приблизительно одинаков был везде и рассказ о начале государства на Руси. Этот рассказ таков.

Заморские гости (варяги). Художник Николай Рерих, 1901

В былое время варяги, приходя «из замория», брали дань с Новгородских славян, с кривичей и с соседних финских племен. И вот данники восстали на варягов, прогнали их за море, стали сами собою владеть и ставить города. Но между ними начались усобицы, и встал город на город, и не стало в них правды.

И они решили найти себе князя, который бы владел ими и устроил у них справедливый порядок. Они отправились в 862 г.

за море к варягам-руси (потому, что, по мнению летописца, это варяжское племя называлось русью также, как другие варяжские племена назывались шведами, норманнами, англами, готами) и сказали руси: «Земля наша велика и обильна, а устройства (наряда) в ней нет: пойдите княжить и владеть нами». И вызвались три брата с своими родами и с дружиною (летописец думал, что они взяли с собою даже все племя русь). Старший из братьев Рюрик основался в Новгороде, другой — Синеус — на Белоозере, а третий — Трувор — в Изборске (близ Пскова). По смерти Синеуса и Трувора Рюрик стал единодержавным князем на севере, а его сын Игорь княжил уже и в Киеве, и в Новгороде. Так произошла династия, объединившая под своею властью племена русских славян.

В предании летописи не все ясно и достоверно. Во-первых, по рассказу летописи, Рюрик с варяжским племенем русью пришел в Новгород в 862 г. Между тем известно, что сильное племя русь воевало с греками на Черном море лет на 20 раньше, а на самый Царьград (Константинополь) русь в первый раз напала в июне 860 г.

Стало быть, хронология в летописи неверна, и год основания княжества в Новгороде летописью указан неточно. Произошло это потому, что годы в летописном тексте ставились уже после того, как была составлена повесть о начале Руси, и ставились по догадкам, воспоминаниям и приблизительным вычислениям.

Во-вторых, по летописи выходит так, что русь была одним из варяжских, то есть скандинавских, племен. Между тем известно, что греки не смешивали знакомое им племя русь с варягами; также и арабы, торговавшие на Каспийском побережье, знали племя русь и отличали его от варягов, которых они звали «варангами».

Стало быть, летописное предание, признав русь за одно из варяжских племен, сделало какую-то ошибку или неточность.

(Ученые давно, еще в XVIII в., заинтересовались рассказом летописи о призвании варягов-руси и толковали его различно. Одни (академик Байер и его последователи) под варягами правильно подразумевали норманнов, а доверяя летописи в том, что «русь» было племя варяжское, они и «русь» почитали норманскою. Против такого взгляда тогда же вооружился знаменитый М. В.

Ломоносов. Он различал варягов и «русь» и производил «русь» из Пруссии, население которой считал славянским. Оба эти взгляда перешли в XIX в. и создали две ученых школы: норманскую и славянскую. Первая остается при старом убеждении, что «русью» назывались варяги, появившиеся в IX в.

среди славянских племен на Днепре и давшие свое имя славянскому княжеству в Киеве. Вторая школа считает название «русь» местным, славянским, и думает, что оно принадлежало отдаленным предкам славян — роксаланам, или россаланам, жившим у Черного моря еще в эпоху Римской империи. (Наиболее яркими представителями этих школ в последнее время были: норманской — М.

П. Погодин и славянской — И.Е.Забелин.)

Призвание варягов. Художник В. Васнецов

Всего правильнее будет представлять себе дело так, что «русью» в древности наши предки называли не отдельное варяжское племя, ибо такого и не было, а варяжские дружины вообще.

Как славянское название «сумь» означало тех финнов, которые сами себя звали Suomi, так у славян название «русь» означало прежде всего тех заморских варягов-шведов, которых финны звали Ruotsi. Это название «русь» ходило среди славян одинаково с названием «варяги», чем и объясняется их соединение у летописца в одно выражение «варяги-русь».

Образованные заморскими выходцами-варягами среди славян княжества стали зваться «русскими», а дружины «русских» князей от славян получили название «руси». Так как эти русские дружины действовали везде вместе с подчиненными им славянами, то название «русь» постепенно перешло и на славян, и на их страну.

Греки варягами звали только тех северных выходцев-норманнов, которые поступали к ним на службу. Русью же греки звали большой и сильный народ, в составе которого были и славяне, и норманны и который жил вблизи Черного моря. — Прим. авт.)

Заметим, что когда в летописи речь идет о стране, то Русью называется Киевская область и вообще области, подвластные киевским князьям, то есть славянская земля.

Когда же в летописи и у греческих писателей речь идет о людях, то русью называются не славяне, а норманны, а русским языком называется не славянский, а норманский. В тексте летописи приводятся имена послов от киевских князей в Грецию; эти послы — «от рода русского», и их имена не славянские, а норманские (таких имен известно почти сто).

Греческий писатель император Константин Багрянородный (Порфирогенит) приводит в своем сочинении «Об управлении Византийской империи» названия порогов на р. Днепре «по-славянски» и «по-русски»: славянские названия близки к нашему языку, а «русские» названия суть чисто скандинавского корня.

Значит, люди, называвшиеся русью, говорили по-скандинавски и принадлежали к северогерманским племенам (были «gentis Sueonum», как сказал один немецкий летописец IX в.); а страна, которую звали Русью по имени этих людей, была страною славянскою.

Среди днепровских славян русь появилась в первой половине IX в. Еще раньше, чем потомство Рюрика перешло княжить из Новгорода в Киев, в Киеве уже были варяжские князья, нападавшие отсюда на Византию (860). С появлением же в Киеве новгородских князей Киев стал средоточием всей Руси.

Источник: http://rushist.com/index.php/tutorials/plat-tutorial/7-plat-tut-6

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.