В каком веке была невская битва. Невская битва

15 июля

В каком веке была невская битва. Невская битва
sh: 1: –format=html: not found

15 июля

Невская битва. Подвиг Гаврилы Алексича. Лицевой летописный свод 16 века

Целью шведов был захват устья Невы, что позволило бы контролировать северную часть пути «из варяг в греки». За победу над войском Биргера Александр получил прозвище Невский.

Карта Невской битвы 15 июля 1240. Источник – Бескровный Л.Г. Атлас карт и схем по русской военной истории. – М.: Военное издательство Народного комиссариата вооруженных сил Союза ССР, 1946. Лист 4

Невская битва. Лицевой летописный свод 16 века 4

Бой Гаврилы Алексича с шведским воеводой. Лицевой летописный свод 16 века

Бегство шведов на корабли. Лицевой летописный свод 16 века

«С 1236 года в Новгороде княжил, а точнее, служил князем (т.е. предводителем войска) молодой Александр Невский, сын Ярослава Всеволодовича. Вообще говоря, словосочетание Александр Невский впервые появилось в летописи XV века. Даже в “Повести о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра”, созданной спустя 40 лет после описываемых событий, Александр ни разу не назван Невским. Но поскольку наш читатель привык к этому словосочетанию, мы и далее будем называть князя Александра Ярославовича Невским. Согласно “Повести о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра” Биргер, прибыв с войском в устье Невы, отправил в Новгород своих послов заявить князю: “Аще можещи противитися мне, то се есмь уже зде, пленяя землю твою”. Однако данное послание скорее всего интерполяция составителя “Повести о житии…”, поскольку внезапность нападения зачастую была решающим фактором в сражениях на севере. На самом деле шведов заметила новгородская “морская охрана”. Эту функцию выполняло ижорское племя во главе со своим старейшиной Пелугием. По версии “Повести о житии…” Пелугий якобы был уже православным и имел христианское имя Филипп, а все остальное его племя оставалось в язычестве. Морская стража ижорцев обнаружила шведов еще в Финском заливе и быстро сообщила о них в Новгород. Наверняка существовала система оперативной связи от устья Невы в Новгород, иначе само существование морской стражи становится бессмысленным. Возможно, это были сигнальные огни на курганах; возможно — конная эстафета; но, в любом случае, система оповещения работала быстро. В дальнейшем морская стража вела скрытое наблюдение за шведскими кораблями, вошедшими в Неву. В “Повести о житии…” это описано следующим образом: “Стоял он (Пелугий) на берегу моря, наблюдая за обоими путями, и провел всю ночь без сна. Когда же начало всходить солнце, он услышал шум сильный на море и увидел один насад, плывущий по морю, и стоящих посреди насада святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, держащих руки на плечах друг друга. Гребцы же сидели, словно мглою одетые. Произнес Борис: “Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру”. Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугий стоял, трепетен, пока насад не скрылся с глаз его”. Князь Александр, которому было около 20 лет, быстро собрал дружину и двинулся на ладьях по Волхову к Ладоге, где к нему присоединилась ладожская дружина. Ярл Биргер находился в полном неведении о движении новгородской рати и решил дать отдых войску на южном берегу Невы, неподалеку от места впадения в нее реки Ижоры. 15 июля 1240 года “в шестом часу дня” русское войско внезапно напало на шведов. Согласно “Повести о житии…”, Александр Ярославович лично ранил копьем в лицо ярла Биргера. Внезапность нападения и потеря командующего решили дело. Шведы стали отступать к кораблям. В “Повести о житии…” описаны подвиги шестерых русских воинов. Первый из них, Гаврила Олексич, въехал на коне по сходням на шведское судно (шнеку) и стал рубить там врага. Шведы сбросили его с коня в воду, но он вышел из воды невредим и снова напал на врага. Второй, по имени Сбыслав Якунович, новгородец, много раз нападал на войско шведов и бился одним топором, не имея страха, и пали многие от его руки, и дивились силе и храбрости его. Третий, Яков, полочанин, был ловчим у князя. Он напал на полк с мечом, и похвалил его князь. Четвертый, Меша, новгородец, пеший со своей дружиной напал на корабли и утопил три корабля. Пятый, Сава, из младшей дружины, ворвался в златоверхий шатер ярла и подсек шатерный столб. Шестой, Ратмир, из слуг Александра, бился пешим одновременно с несколькими шведами, пал от множественных ран и скончался. Эти сведения можно считать достоверными, поскольку автор записал их со слов участников Невской битвы. С наступлением темноты большая часть шведских судов ушла вниз по течению Невы, а часть была захвачена русскими. По приказу Александра два трофейных шнека загрузили телами убитых шведов, и их пустили по течению в море, и “потопиша в море”, а остальных убитых врагов, “ископавши яму, вметавша их в ню без числа”. Потери русских оказались ничтожно малыми, всего 20 человек. Этот факт, а также отсутствие упоминаний о Невской битве в шведских хрониках, дали повод ряду русофобствующих историков свести битву до уровня малой стычки. По моему мнению, гибель 20 отборных ратников при внезапном нападении — не такая уж и малая потеря. Кроме того, в сражении на стороне русских должна была участвовать еще и ижора. После битвы православных русских и язычников ижоров хоронили в разных местах и по разным обрядам. Ижорцы сжигали тела своих соплеменников. Поэтому русские участники битвы вряд ли знали, сколько было убитых среди ижоры. Другое дело, что число шведов, пришедших с Биргером, могло быть намного меньше, чем предполагали наши патриоты-историки. Их вполне могло быть около тысячи человек. Но, в любом случае, Невская битва стала шведам хорошим уроком. Новгородцы встретили Александра и его дружину колокольным звоном. Однако не прошло и нескольких недель, как властолюбивый князь и беспокойные граждане вольного Новгорода рассорились. Александр Ярославович вместе с дружиной отправился восвояси в свой Переславль-Залесский».

Цитируется по: Широкорад А.Б. Северные войны России. — М.: ACT; Мн.: Харвест, 2001. с.65-67

Повесть о житии и о храбрости Благоверного и Великого князя Александра Новгородская первая летопись старшего извода: В лЂто 6748 [1240]. Придоша СвЂи в силЂ велицЂ, и Мурмане, и Сумь, и Ђмь в кораблихъ множьство много зЂло; СвЂи съ княземь и съ пискупы своими; и сташа в Не†устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ. и всю область Новгородьскую. Но еще преблагыи, премилостивыи человЂколюбець богъ ублюде ны и защити от иноплеменьникъ, яко всуе трудишася без божия повелЂния: приде бо вЂсть в Новъгородъ, яко СвЂи идуть къ ЛадозЂ. Князь же Олександръ не умедли ни мало с новгородци и с ладожаны приде на ня, и побЂди я силою святыя Софья и молитвами владычица нашея богородица и приснодЂвица Мария, мЂсяца июля въ 15, на память святого Кюрика и Улиты, в недЂлю на Сборъ святыхъ отець 630, иже в ХалкидонЂ; и ту бысть велика сЂча СвЂемъ. И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество. много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свЂта понедЂльника, посрамлени отъидоша. Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, НамЂстъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника, а всЂхъ 20 мужь с ладожаны, или мне, богь вЂстъ. Князь же Олександръ съ новгородци и с ладожаны придоша вси здрави въ своя си, схранени богомь и святою Софьею и молитвами всЂхъ святыхъ.

Цитируется по: Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — М.-Л., 1950.

    К 1240 году историки относят создание самого древнего монгольского литературного памятника – Сокровенного сказания монголов, написанного неизвестным автором и дошедшее до наших дней на монгольском языке в китайской иероглифической транскрипции. Сокровенное сказание является бесценным источником сведений о возникновении монгольского государства и о его основателе – Чингисхане. «На протяжении веков личность Чингисхана (1155 – 1227) привлекает неизменный интерес. Оценки его дел противоречивы. В отечественной историографии образ этого полководца и государственного деятеля в целом отрицателен: считается, что формирование его державы сопровождалось особой жестокостью, что “монголо-татарское иго” замедлило социально-экономическое развитие завоеванных стран, а рассеяние монголов по значительной территории привело к их ассимиляции другими народами, подрыву потенциала самой Монголии и ее слабости после распада империи. Отчасти эти оценки справедливы. В то же время, не следует забывать, что Средневековье (вообще) не отличалось гуманностью — ни в Европе, ни в Азии. Достаточно вспомнить историю арабского халифата, западноевропейскую инквизицию, княжеские междоусобицы в России и Японии периода феодальной раздробленности и т. д. На этом фоне жестокость монголов не была чем-то из ряда вон выходящим. Да и последующее “иго” вряд ли представляло собой что-то другое, нежели обычное феодальное господство, тем более, что оно не было направлено на разрушение общественных традиций и структур. Более того, монголы проявляли исключительную религиозную и национальную терпимость. В отличие от многих завоевателей, приходивших и до, и после, они не ставили целью огнем и мечом навязать свою религию или образ жизни, разрушая историческое и культурное наследие других народов. Ханы Монгольской империи покровительствовали всем религиям в равной мере, не навязывая ни одну из них. В этом они надолго опередили свое время. И, хотя верхушка правящего класса государства формировалась из монголов, национализма или национального гнета не было. Таким образом, даже столетия спустя, в наше время усиления религиозной и национальной нетерпимости есть в чем взять пример с Чингисхана и его преемников. Не надо забывать и о том, что именно в недолгий период существования единой Монгольской империи, благодаря жесткому порядку пути с Запада на Восток стали безопасными, расширились торговые и миссионерские связи, что способствовало взаимопониманию и взаимообогащению культур. А одним из последствий “монголо-татарского ига” стали централизация и консолидация русских княжеств, без чего было бы невозможно образование Московского царства и, на его основе, великих евразийских государств — Российской империи и Советского Союза (…) С XIII века появилась обширная литература, посвященная биографии Чингисхана и монгольским завоеваниям. Но важнейшим источником остается “Сокровенное сказание” (или “Тайная история”), написанное в 1240 году, вскоре после смерти полководца. Эта древняя хроника известна в России еще с XIX века, когда глава Русской духовной миссии в Пекине Палладий Кафаров впервые транскрибировал русскими буквами монгольский текст, написанный китайскими иероглифами и перевел китайский текст на русский язык, а также опубликовал перевод в 1866 г. Второй, более точный и комментированный перевод с монгольского с транскрипцией оригинала издал один из ведущих советских ориенталистов С.А. Козин (1879 – 1956). Цитируется по: Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. под названием Mongrol-un Niruca tobciyan. Юань Чао Би Ши. Монгольский обыденный изборник. М-Л. 1941Китайское издание Сокровенного сказания монголов 1908 годаЧингисхан, изображение 13 века. Национальный дворцовый музей Тайбэя Фрагмент «Сокровенного сказания»: “Тучами небо ночное закрыто, Ты ж на посту, моя верная стража: С дымником юрту мою стережешь ты, Плотным ее облегаешь ты кругом – Сон навеваешь на вежды мне крепкий. Ты ведь и в сан возвела меня царский. * * * Звездами, небо ночное горит. Ты же мой сон безмятежный в постели Чутко блюдешь, моя стража ночная, Юрту-дворец мой кругом обступая. К сану высокому ныне меня Ты, благовещая стража, взнесла! * * * Сетью ль сплетутся дожди в непогоду, Иль все живое мороз цепенит, Ливень ли льет непрерывным потоком – Ты ж – все вокруг моей юрты сетчатой, О благоверная стража ночная. Сердцу ты радость, моя легкокрылая, Стража ночная моя, Кебтеул! В радостный сан ты меня вознесла. В бурю-невзгоду военную Юрту с подолом мою окружала Ты, во мгновение ока встающая, Верная стража моя, Кебтеул! * * * Берестяного сайдака Только рукою коснись – Вся во мгновение ока встает Бодрая стража моя, Кебтеул. * * * Звучным колчаном из ивы Только ударь еле слышно – Медлить не станешь ты, Быстрая стража моя, О благовещий ты мой, Кебтеул! * * * Славьте же старою стражей ее! И турхаутом великим зовите Семьдесят тех турхаутов, что вместе С чербием Оголе в службу вступили. * * * Славьте же старыми богатырями Богатырей под началом Архая! Также Хорчином Великим зовите Есунтее с Бугидаем стрельцов!” Цитируется по: Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. под названием Mongrol-un Niruca tobciyan. Юань Чао Би Ши. Монгольский обыденный изборник. М-Л. 1941

Источник: https://runivers.ru/Runivers/calendar2.php?ID=61602&month=07&year=2009

Невская битва 23 июля 1240

В каком веке была невская битва. Невская битва

Невская битва – сражение между русскими и шведскими войсками на реке Неве. Целью вторжения шведов был захват устья реки Невы, что давало возможность овладеть важнейшим участком пути «из варяг в греки», находившимся под контролем Великого Новгорода.

Воспользовавшись туманом, русские неожиданно напали на шведский лагерь и разгромили врага; только наступление темноты прекратило битву и позволило спастись остаткам шведского войска Биргера, который был ранен Александром Ярославичем. Князь Александр Ярославич за проявленное в битве полководческое искусство и мужество был прозван Невским.

Военно-политическое значение Невской битвы состояло в предотвращении угрозы вражеского нашествия с севера и в обеспечении безопасности границ России со стороны Швеции в условиях Батыева нашествия.

НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ЛЕТОПИСЬ СТАРШЕГО ИЗВОДА

Придоша Свѣи в силѣ велицѣ, и Мурмане, и Сумь, и ѣмь в кораблихъ множьство много зѣло; Свѣи съ княземь и съ пискупы своими; и сташа в Невѣ устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ и всю область Новгородьскую.

Но еще преблагыи, премилостивыи человѣколюбець богъ ублюде ны и защити от иноплеменьникъ, яко всуе трудишася без божия повелѣния: приде бо вѣсть в Новъгородъ, яко Свѣи идуть къ Ладозѣ.

Князь же Олександръ не умедли ни мало с новгородци и с ладожаны приде на ня, и побѣди я силою святыя Софья и молитвами владычица нашея богородица и приснодѣвица Мария, мѣсяца июля въ 15, на память святого Кюрика и Улиты, в недѣлю на Сборъ святыхъ отець 630, иже в Халкидонѣ; и ту бысть велика сѣча Свѣемъ.

И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свѣта понедѣльника, посрамлени отъидоша.

Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, Намѣстъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника, а всѣхъ 20 мужь с ладожаны, или мне, богь вѣстъ. Князь же Олександръ съ новгородци и с ладожаны придоша вси здрави въ своя си, схранени богомь и святою Софьею и молитвами всѣхъ святыхъ.

НАКАНУНЕ НЕВСКОГО СРАЖЕНИЯ

1238 г. стал переломным в судьбе Александра Ярославича. В битве с татарами на реке Сити решалась судьба не только великого князя, всей Русской земли, но и его отца, и его самого. После гибели Юрия Всеволодовича именно Ярослав Всеволодович, как старший в роду, стал великим князем владимирским. Александру отец определил все тот же Новгород. Тогда же, в 1238 г.

, семнадцатилетний Александр женился на княжне Прасковье, дочери полоцкого князя Брячислава. Тем самым Александр приобрел в лице полоцкого князя союзника на западных рубежах Руси. Венчание происходило на родине матери и деда, в городе Торопце, а свадебный обед состоялся дважды — в Торопце и в Новгороде.

Александр демонстрировал свое уважение к городу, где он впервые вышел на самостоятельный княжеский путь.

Поворотными для Александра этот год и последующий были и в другом смысле. Нашествие татаро-монголов и жесточайшее разорение ими русских земель как бы подчеркнули уже давно развивающийся политический распад Руси, ее все возрастающую военную слабость.

Разгром Батыем русских земель закономерно совпал с усилением агрессии против Руси всех ее соседей.

Им казалось, что теперь стоит предпринять лишь небольшое усилие, и можно будет прибрать к своим рукам все, что осталось за чертой татаро-монгольского завоевания.

Литовцы захватили Смоленск, тевтонские рыцари, разорвав прежний мир, начали наступление на Псков. Сначала они овладели крепостью Изборск, а потом осадили и сам Псков. Взять его не удалось, но городские ворота открыли рыцарям их сторонники из числа псковского боярства.

Одновременно датчане атаковали земли чуди (эстов) на берегу Финского залива, находившиеся под властью Новгорода. Последний оплот свободной и независимой еще Руси — новгородские земли — был поставлен на грань катастрофы.

По существу, Александру Ярославичу и стоящему за его спиной великому князю противостоял блок западных стран, ударными силами которого были «слуги Божьи» из немецких земель. В тылу же лежала разоренная татарами Русь. Юный князь оказался в центре восточноевропейской политики.

Наступал решающий этап борьбы русских за оставшиеся еще независимыми земли.

Первыми открытый удар по новгородским владениям нанесли давние враги Новгорода шведы. Они придали походу крестовый характер. Грузились на корабли под пение религиозных гимнов, католические священники благословили их в путь. В начале июля 1240 г. флот шведского короля Эрика Леспе направился к русским берегам.

Во главе королевского войска стояли ярл Ульф Фаси и зять короля ярл Биргер. По некоторым данным, С обоими ярлами шло несколько тысяч человек Вскоре шведы бросили якоря в том месте, где река Ижора впадает в Неву.

Здесь они раскинули свой стан и начали рыть боевые рвы, предполагая, видимо, закрепиться надолго и в дальнейшем заложить крепость, свой опорный пункт в ижорской земле, как они это уже сделали в землях еми и суми.

В древнем предании сохранилось обращение шведского вождя к новгородскому князю: «Если хочешь противиться мне, то я уже пришел. Приди и поклонись, проси милости, и дам ее, сколько захочу.

А если воспротивишься, попленю и разорю всю и порабощу землю твою и будешь ты мне рабом и сыновья твои». Это был ультиматум. Шведы требовали от Новгорода безусловного повиновения. Они были убеждены в успехе своего предприятия.

По их понятиям, сломленная татарами Русь не могла оказать им серьезного сопротивления. Однако события разворачивались вовсе не так, как предполагали шведские крестоносцы. Еще на входе в Неву их шнеки были замечены местными ижорскими дозорщиками.

Ижорский старейшина Пелгусий тут же дал знать в Новгород о появлении противника и позднее сообщал Александру о месте пребывания и количестве шведов.

А.Н. Сахаров. «Александр Невский: Имя Россия. Исторический выбор 2008» 

АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ ВО ВРЕМЯ БИТВЫ

Сражавшийся во главе дружины переяславцев князь Александр Ярославич с высоты своего боевого коня сумел высмотреть «королевича» Биргера, защищенного мечами нескольких рыцарей. Русский ратоборец направил своего коня прямо на вражеского предводителя. Туда же развернулась и княжеская ближняя дружина.

«Королевич» Биргер как королевский полководец в ходе Невской битвы подтвердил, вне всякого сомнения, репутацию древнего рода Фолькунгов.

В русских летописях нет упоминаний о его личной «шаткости» в проигранном сражении до той минуты, когда он получил тяжелое ранение в лицо.

Биргер сумел сплотить вокруг себя личную дружину, часть рыцарей-крестоносцев и попытался отразить дружное нападение русской конницы.

То обстоятельство, что крестоносцы стали успешно отбиваться от нападавших на них русских конников у златоверхого шатра, и заставило князя Александра Ярославича усилить здесь натиск. В противном случае шведы, начавшие получать подкрепления со шнеков, могли отбить нападение и тогда исход битвы становился труднопредсказуемым.

О том часе летописец скажет: «Была брань крепка зело и сеча зла».

В самый разгар яростной сечи сошлись два предводителя противоборствующих сил — новгородский князь и будущий правитель Шведского королевства Биргер.

То был рыцарский поединок двух полководцев средневековья, от исхода которого зависело очень многое. Таким и изобразил его на своем историческом полотне замечательный художник Николай Рерих.

Девятнадцатилетний Александр Ярославич смело направил коня на выделявшегося в рядах рыцарей-крестоносцев закованного в латы Биргера, восседавшего на коне. И тот и другой славились искусностью в рукопашных единоборствах.

Русские воины почти никогда не носили шлемов с забралами, оставляя лицо и глаза неприкрытыми. Только вертикальная стальная стрела предохраняла лицо от удара мечом или копьем. В рукопашном бою это давало большое преимущество, поскольку воин лучше видел поле битвы и своего противника.

В таком шлеме бился на невских берегах и князь Александр Ярославич.

Ни биргеровские оруженосцы, ни ближние княжеские дружинники не стали мешать поединку двух военачальников.

Умело отбив удар Биргера тяжелым копьем, новгородский князь изловчился и метко ударил своим копьем в смотровую щель опущенного забрала шлема предводителя шведов.

Острие копья вонзилось в лицо «королевича» и кровь стала заливать ему лицо, глаза. Шведский полководец покачнулся в седле от удара, но на коне удержался.

Оруженосцы и слуги Биргера не дали русскому князю повторить удар. Они отбили тяжелораненого хозяина, рыцари-крестоносцы вновь сомкнули строй у златоверхого шатра и рукопашные схватки здесь продолжились.

Биргера поспешили увести на флагманский шнек. Королевское войско осталось без испытанного предводителя. Ни ярл Ульф Фаси, ни воинственные католические епископы в рыцарских доспехах не смогли заменить его.

Русский летописец так описал рыцарский поединок новгородского князя Александра Ярославича и шведского полководца: «…Изби множество бещисленно их, и самому королеви возложити печать на лице острым своим копием».

А.В. Шишов. Александр Невский 

О ЗНАЧЕНИИ НЕВСКОЙ ПОБЕДЫ

Потери новгородцев были весьма незначительны, всего с ладожанами двадцать человек. Так недорого обошлась славная победа! Нам невероятными представляются эти известия, «да и немудрено, — замечает историк, — им дивились современники и даже очевидцы».

Но чего не может совершить беззаветная удаль и самоотверженная любовь к родине, одушевленная надеждой на небесную помощь! Успех русских много зависел от быстроты, неожиданности нападения.

В страшном замешательстве и переполохе разноплеменные враги, обманувшись в своей надежде на богатую добычу и раздраженные неудачей, может быть, бросились избивать друг друга и продолжали кровопролитный бой между собою и на другом берегу Ижоры.

Но более всего, без сомнения, победа зависела от личных достоинств вождя, который «бе побеждая везде, а непобедим николиже». Недаром современники и потомство дали Александру Ярославичу славное имя Невского.

Его орлиный взгляд, его мудрая сообразительность, его юный энтузиазм и распорядительность во время боя, его геройская отвага и разумно принятые меры предосторожности, а главное — небесное содействие ему всего вернее обеспечили успех дела. Он сумел воодушевить войско и народ. Самая личность его производила чарующее впечатление на всех, кто его видел.

Незадолго до славной Невской победы в Новгород приходил магистр ливонский Андрей Вельвен, «хотя видети мужество и дивный возраст блаженного Александра, якоже древле царица южская прииде к Соломону видети премудрость его.

Подобно тому и сей Андрияш, яко узре святаго великаго князя Александра, зело удивился красоте лица его и чудному возрасту, наипаче же видя Богом дарованную ему премудрость и непременный разум, и не ведяше како нарещи его и в велице недоумении бысть. Егда же возвратился от него, и прииде восвояси, и начат о нем поведати со удивлением.

Прошед, рече, многи страны и языки, и видех много цари и князи, и нигде же такова красотою и мужеством не обретох ни в царех царя, ни в князех князя, яко же великий князь Александр». Для объяснения тайны этого обаяния недостаточно указания только на отвагу и предусмотрительность.

Одновременно с этими качествами в нем было нечто высшее, что неотразимо влекло к нему: на челе его сияла печать гения. Как яркий светильник, горел в нем явно для всех дар Божий. Этим-то даром Божиим все любовались в нем. Прибавим к этому его искреннее благочестие. Подобно слову Божию о Немвроде, он также был воин «пред Господом».

Вдохновенный вождь, он умел вдохновлять народ и войско. Всего ярче отражается светлый образ невского героя в летописях, писанных большею частью современниками.

Каким теплым чувством, каким, можно сказать, благоговением дышат их безыскусственные рассказы! «Как дерзну я, худой, недостойный и многогрешный, написать повесть об умном, кротком, смысленном и храбром великом князе Александре Ярославиче!» — восклицают они. Изображая его подвиги, они сравнивают его с Александром Великим, с Ахиллом, с Веспасианом — царем, пленившим землю иудейскую, с Сампсоном, с Давидом, по мудрости — с Соломоном. Это не риторическая прикраса. Все это подсказано глубоко искренним чувством. Подавленный страшным нашествием татар, русский народ инстинктивно искал утешения, отрады, жаждал того, что хотя несколько могло бы поднять и ободрить упавший дух, оживить надежды, показать ему, что не все еще погибло на святой Руси. И он нашел все это в лице Александра Ярославича. Со времени Невской победы он сделался светлой путеводной звездой, на которой с горячей любовью и упованием сосредоточил свои взоры русский народ. Он стал его славой, его надеждой, его утехой и гордостью. Притом он был еще так молод, так много предстояло ему еще впереди.

Римляне побеждены и посрамлены! — радостно восклицали новгородцы, — не свея, мурмане, сумь и емь — римляне и в этом выражении, в этом названии побежденных врагов римлянами народный инстинкт верно угадал смысл нашествия.

Народ прозревал здесь посягательство Запада на русскую народность и веру. Здесь, на берегах Невы, со стороны русских дан был первый славный отпор грозному движению германства и латинства на православный Восток, на святую Русь.

М.М. Хитров. Александр Невский – Великий князь 

ИСТОРИКИ ОБ АЛЕКСАНДРЕ НЕВСКОМ

Н.М.

Карамзин:  «Добрые россияне включили Невского в лик своих ангелов-хранителей и в течение веков приписывали ему, как новому небесному заступнику отечества, разные благоприятные для России случаи: столь потомство верило мнению и чувству современников в рассуждении сего князя! Имя Святого, ему данное, гораздо выразительнее Великого: ибо Великими называют обыкновенно счастливых: Александр же мог добродетелями своими только облегчить жестокую судьбу России, и подданные, ревностно славя его память, доказали, что народ иногда справедливо ценит достоинства государей и не всегда полагает их во внешнем блеске государства.»

Н.И. Костомаров: «Духовенство более всего уважало и ценило этого князя. Его угодливость хану, уменье ладить с ним…

и тем самым отклонять от русского народа бедствия и разорения, которые постигли бы его при всякой попытке к освобождению и независимости, — все это вполне согласовывалось с учением, всегда проповедуемым православными пастырями: считать целью нашей жизни загробный мир, безропотно терпеть всякие несправедливости… покоряться всякой власти, хотя бы иноплеменной и поневоле признаваемой».

С.М. Соловьев: «Соблюдение Русской земли от беды на востоке, знаменитые подвиги за веру и землю на западе доставили Александру славную память на Руси и сделали его самым видным историческим лицом в древней истории от Мономаха до Донского». 

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/nievskaia-bitva

История России

В каком веке была невская битва. Невская битва

Ледовое побоище 1242 года. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI век.

В тяжёлые годы монгольского нашествия русскому народу пришлось отражать натиск немецких и шведских феодалов.

Шведское правительство направило против Руси крупные силы (в том числе и отряд подвластных финнов) под предводительством ярла (князя) Ульфа Фаси и зятя короля — Биргера. Целью этого похода был захват Ладоги, а в случае удачи в самого Новгорода.

Грабительские цели похода по обыкновению прикрывались фразами о том, что его участники стремятся распространить среди русских людей «истинную веру» — католицизм.

На рассвете июльского дня 1240 г. шведская флотилия неожиданно появилась в Финском заливе и, пройдя по Неве, стала в устье Ижоры. Здесь был раскинут временный лагерь шведов.

Новгородский князь Александр Ярославич (сын князя Ярослава Всеволодовича), получив от начальника морской стражи ижорянина Пелгусия сообщение о приходе врагов, собрал в Новгороде свою небольшую дружину и часть новгородского ополчения.

Учитывая, что шведское войско было гораздо многочисленнее русского, Александр решил нанести шведам неожиданный удар. Утром 15 июля русское войско внезапно напало на шведский лагерь. Конная дружина с боем продвигалась в центр расположения шведских войск.

Одновременно пешее новгородское ополчение, следуя вдоль Невы, напало на вражеские корабли. Три корабля были захвачены и уничтожены. Ударами вдоль Ижоры и Невы шведское войско было опрокинуто и оттеснено в угол, образуемый двумя реками. Соотношение сил изменилось, и русские конные и пешие отряды, соединившись, сбросили врага в воду.

План талантливого полководца Александра Ярославича, рассчитанный на внезапный удар по шведскому войску, в сочетании с геройством простых воинов обеспечил им быструю и славную победу. Русских пало всего около двадцати человек. За победу, одержанную на Неве, князь Александр был прозван «Невским».

Борьба за устье Невы была борьбой за сохранение для Руси выхода к морю. Победа над шведами предотвратила потерю Русью берегов Финского залива и угрозу прекращения хозяйственных связей с другими странами.

Тем самым эта победа облегчила дальнейшую борьбу русского народа за независимость и за свержение монгольского ига.

Но борьба со шведскими захватчиками была, однако, лишь частью обороны Руси. В 1240 г. немецкие и датские феодалы захватили город Изборск. Затем немецкие рыцари осадили и, опираясь на измену бояр, взяли Псков, где посадили своих наместников (фогтов).

Между тем из-за распрей с новгородским боярством Александр Невский зимой 1240 г. со всем своим двором покинул Новгород и уехал в Переяславль. В начале 1241 г.

немецкие рыцари взяли Тёсово, Лугу и Копорье, после чего отряды немецких феодалов появились вблизи Новгорода.

В этот момент в Новгороде вспыхнуло народное восстание и по требованию веча в город был вновь призван Александр Невский. В том же году неожиданным ударом русские полки под начальством князя Александра выбили врага из Копорья. Успехи русских войск вызвали подъём освободительного движения в Прибалтике.

Вспыхнуло восстание на острове Сааремаа. На помощь Александру Невскому прибыли полки из Суздальской земли, и соединённое русское войско под его начальством «изгоном» (быстрым ударом) освободило Псков. Далее путь русского войска лежал в землю зстов.

К западу от Чудского озера оно встретилось с основными немецкими силами «отступило на озеро, покрытое льдом.

Именно здесь 5 апреля 1242 г. и произошла знаменитая битва, получившая название Ледового побоища. Рыцари построили войска в форме клина, но были атакованы с флангов.

Русские лучники внесли смятенье в ряды окружённых немецких рыцарей. В результате русские одержали решительную победу. Одних только рыцарей было убито 400, кроме того, 50 рыцарей попали в плен.

Русские воины яростно преследовали обратившегося в бегство врага.

Победа на Чудском озере имела огромное значение для дальнейшей истории как русского, так и других народов Восточной Европы.

Битвой на Чудском озере был положен предел грабительскому продвижению на восток, которое немецкие правители в течение столетий осуществляли с помощью Германской империи и папской курии.

Именно в эти годы были укреплены основы совместной борьбы русского народа и народов Прибалтики против многовековой немецкой и шведской феодальной экспансии. Ледовое побоище сыграло большую роль и в борьбе за независимость литовского народа. Против немецких рыцарей восстали курши и пруссы.

Татаро-монгольское нашествие на Русь лишало её возможности изгнать немецких феодалов из эстонских и латвийских земель.

Ливонские и тевтонские рыцари заняли также земли между Вислой и Неманом и, соединившись, отрезали Литву от моря. В течение всего XIII в.

продолжались набеги орденских грабителей на Русь и Литву, но при этом рыцари неоднократно терпели жестокие поражения, например, от русских — при Раквере (1268 г.), а от литовцев — при Дурбе (1260 г.).

Источник: https://www.history-at-russia.ru/xiii-vek/nevskaya-bitva-i-ledovoe-poboishhe.html

Невская битва. Масштабы битвы и ее значение

В каком веке была невская битва. Невская битва

Летом 1240 г. в устье реки Невы высадился небольшой шведский военный отряд, прибывший на 6–7 кораблях (и в данном случае сведения источников противоречивы).

Откуда мы узнали о Невской битве. Потомки викингов часто устраивали неожиданные нападения на сопредельные территории. К сожалению, о событиях лета 1240 г. свидетельствуют немногие источники.

В Шведских источниках нет никаких сведений о Невской битве, на русском языке сохранилось краткое известие Новгородской Первой летописи и более пространный текст “Жития” Александра Невского, которое было создано в 1280-е гг.

и, вероятно, содержало свидетельства очевидцев деяний великого русского князя.

Интересы шведов. Историки расходятся во мнениях о планах и ходе военной операции шведских рыцарей в 1240 г.

Часть их считает, что военная экспедиция шведов носила характер обычного грабительского набега, не имевшего далеко идущих целей. Другие полагают, что шведский “десант” имел стратегические задачи.

Дело в том, что интересы шведской знати и новгородских бояр столкнулись на Карельском перешейке, над которым в равной степени и те, и другие пытались установить контроль.

Во второй половине XII столетия шведские рыцари покорили Юго-Западную Финляндию, а с начала XIII в. поставили под свой контроль и племя емь, на территории которого претендовал и Новгород. Столкновение новгородцев и шведов в борьбе за спорные территории было неизбежным.

Высадка шведов в устье Невы имела разведывательный характер. В случае удачи, шведские завоеватели могли не только закрепиться на рубежах севернее Невы, но и подготовить плацдарм для постепенной оккупации новгородских территорий.

Пристальный интерес к северным территориям, населенным язычниками (например, финскими племенем тавастов) и “схизматиками” – православными, выказывала и католическая церковь.

Безусловно, шведы знали о положении Руси после татарского погрома, понимали, что Новгород не получит обычной военной помощи от южных русских земель.

Захват берегов Невы должен был помочь шведам довершить захват Финляндии, но для Новгорода потеря Невы означала и потерю единственного выхода к Балтийскому морю, крах всей внешней торговли.

Сумь готовится в поход. Поход осуществляли шведские рыцари с отрядами подвластного им племени сумь. Возглавлял поход знатный шведский рыцарь Ульф Фаси. В это время Швеция не имела военно-морского флота, поэтому у организации морского военного похода собиралось ополчение.

Каждая прибрежная область должна была снарядить, оснастить и снабдить провиантом и мореходами определенное количество кораблей.

Переход через море, загрузка на корабли военного отряда из племени сумь, наконец, путь от Юго-Западной Финляндии заняли, вероятно, не менее двух недель, так что начало похода следует отнести к концу июня.

Первоначальной целью шведского десанта явилась расположенная в устье Волхова крепость Ладога, захват которой открывал широкие перспективы для покорения всего Северо-западного края и распространения католичества.

Движение шведов первым “устерег” ижорский старейшина Пелгусий, несший дозор в дельте Невы. Он и отправил гонцов, которые на сменных лошадях прибыли в Новгород уже через 10 часов.

Князь Александр действует быстро и скрытно. Внезапная высадка шведского “десанта” поставила князя Александра в сложное положение.

Не имея времени на длительные сборы, он должен был в кратчайшие сроки с дружиной и теми силами, которые можно было собрать в ближайших окрестностях, атаковать противника. Сборы русского военачальника заняли не более суток.

Видимо, большую часть его войск составляли пешие отряды, переправлявшиеся к месту событий на речных судах по течению Волхова и Невы до устья Ижоры, где расположился шведский лагерь. Для Александра Ярославича с небольшими по численности войсками очень важна была внезапность.

Но от верховий Невы до устья Ижоры открывался прекрасный обзор течения реки на многие километры. Естественно, что шведские патрули без труда обнаружили бы противника. Поэтому, русские войска высадились на берег в нескольких километрах от места предстоящей битвы.

Александр собрал свои войска вдали от места расположения неприятеля; русским дружинам удалось скрытно подойти к лагерю противника. Шведы, расположившиеся лагерем в устье Невы, явно не ожидали появления противника.

В источниках нет точных сведений о численности русских и шведских войск. Учитывая, что для шведов поход носил в большей степени разведывательный характер, а князь новгородский собирал свои войска в кратчайшие сроки, в сражении с обеих сторон приняло участие не более 3–5 тысяч человек.

Невская битва 1240 г.

Бой. Поражение шведов. Александр Невский блестяще использовал растерянность врага, не подготовленного к бою. Русское войско состояло не менее, чем из пяти отрядов, каждый из которых имел свою задачу. Шведы сохраняли типичный боевой строй, когда простые воины входили в окружение рыцарей в строго определенном порядке.

Битва началась с атаки копейщиков (пешего войска, вооруженного длинными копьями), нанесших серьезный урон противнику. Другая часть войска, орудуя топорами, врубилась в самую гущу противника, подрубив основание шатра, своеобразного штаба военачальника шведов. Пока конная дружина князя методично уничтожала лагерь шведов, ополчение преградило неприятелю пути к отступлению.

Битва состояла из множества стычек, нападений, столкновений шведских и русских отрядов. Инициатива принадлежала русским, но и шведы оказывали отчаянное сопротивление, поскольку паническое бегство к кораблям означало бы верную гибель.

Герои-русичи. Отряды сходились и расходились не раз, следовательно, войска противников на всем протяжении битвы сохраняли воинскую дисциплину, боевые порядки, способность к управлению. Шведы, поняв безнадежность ситуации, бились с отчаянием обреченных. Как повествует летопись, многие новгородцы отличились в бою военной удалью.

Сбыслав Якунович бился среди множества врагов и “не имея страха в сердце многих из них поразил”; Гаврила Олексич, которого А.С.

Пушкин считал своим предком, преследовал знатного шведа до самого корабля, был сброшен в воду, но сумел выплыть и продолжал сражаться; новгородец Миша со своим отрядом уничтожил три легких шведских корабля, а Савва подрубил шатер предводителя шведского отряда.

Типичное средневековое сражение.

Вряд ли верен вывод некоторых историков, о том, что дружина Александра Ярославича зашла в тыл противника и отрезала врагу путь к отступлению, поскольку в этом случае весь шведский отряд был бы отсечен от своих кораблей и уничтожен, чего, как следует из текста летописи и “Жития…”, не произошло. Кроме того, в средневековых сражениях, как правило, не ставилась цель полного уничтожения противника. Проигравшая сторона покидала поля боя, чему победители нисколько не препятствовали. В этом смысле Невская битва была типичным средневековым сражением.

Бой 15 июля 1240 г. продолжался с 10 часов утра до позднего вечера. С наступлением темноты шведы собрали остатки войска и на уцелевших кораблях ушли восвояси, не забыв забрать тела погибших знатных воинов.

Масштабы битвы и ее значение. Невская битва не относится к числу крупнейших в военной истории.

Новгородские летописи указывают число погибших новгородцев в 20 человек, тогда как шведы, якобы нагрузили три корабля телами погибших, что, несомненно, является преувеличением. Потери с обеих сторон, видимо, составили несколько сотен человек.

К числу легенд относится и летописное сказание о смерти от меча Александра Невского знатного шведского военачальника – ярла Биргера.

Тем не менее, блестящая победа Руси над чужеземными завоевателями имела большое историческое значение. Во-первых, шведам не удалось захватить Ладогу и начать планомерный захват русских территорий.

Во-вторых, была исключена возможность случайного или спланированного взаимодействия шведских и немецких рыцарей на русской земле.

Наконец, шведам не удалось отрезать русский северо-запад от Балтийского моря и поставить под контроль торговый путь в “низовые земли”.

► 

Источник: https://licey.net/free/2-srazheniya__izmenivshie_hod_istorii/10-srazheniya__izmenivshie_hod_istorii__s_drevnosti_do_xv_veka/stages/1039-nevskaya_bitva_masshtaby_bitvy_i_ee_znachenie.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.